Мир,Покой,Умиротворение,Спокойствие

оглавление

О состоянии мира на небесах


284. Кому неведомо состояние небесного мира, тот не может постичь, что такое тот мир, в котором пребывают ангелы. Покуда человек живет в теле, он не может ни стать приемником небесного мира, ни, следовательно, постичь его, потому что постижение его остается в области природного человека. Чтоб постичь ему небесный мир, он должен мысленно вознестись и отрешиться от тела, быть в духе и находиться тогда с ангелами. Так как я таким путем мог постичь, что такое небесный мир, то я могу описать его, но, однако, не относительно самой сущности его, потому что нет слов человеческих для передачи таких понятий, а только сравнительно с тем спокойствием духа, которое свойственно людям, живущим в Боге (qui contenti sunt in Deo).

285. Есть два самых внутренних небесных начала: невинность и мир. Они названы самыми внутренними, потому что они непосредственно исходят от Господа. От невинности исходит всякое небесное благо, от мира же - всякое удовольствие блага. Во всяком благе есть свое удовольствие. И то и другое, т.е. как благо, так и удовольствие, принадлежат любви, ибо то, что любишь, называешь благом и чувствуешь как удовольствие. Из этого следует, что эти самые внутренние начала, т.е. невинность и мир, исходят от Божественной любви Господней и проникают чувства ангелов в самом внутреннем его начале. Что невинность есть самое внутреннее начало блага, это видно из предшествующей главы, где была речь о состоянии невинности небесных ангелов, но что мир есть самое внутреннее начало удовольствия, происходящего от блага невинности, это будет пояснено теперь.

286. Прежде всего будет сказано, откуда происходит мир. Божественный мир пребывает в Господе, получая бытие свое от единения (unio) в Господе Божественного естества с Божественной человечностью. Божественное же начало мира на небесах исходит от Господа и получает бытие свое от соединения Господа с небесными ангелами, а в частности, от соединения блага и истины в каждом из них - вот начальное происхождение мира. Из этого видно, что мир на небесах есть Божественное начало, которое внутренним путем исполняет всякое небесное благо блаженством; что, следовательно, блаженство есть источник всякой небесной радости; и что оно в сущности своей есть Божественная радость Божественной любви Господней, происходящей от его соединения с небесами и с каждым их жителем. Эта радость, постигаемая Господом в ангелах и ангелами от Господа, есть мир; оттуда проистекает для ангелов всякое блаженство, удовольствие и счастье или то, что называется небесной радостью.

287. Будучи, таким образом, первым источником мира. Господь назван князем мира, и сам Он говорит, что мир исходит от Него и в Нем пребывает. Поэтому также и ангелы называются ангелами мира, а небеса обителью мира, как, например, в следующих изречениях; Ибо младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий. Отец вечности, Князь мира. Умножению владычества Его и мира нет предела (Ис. 9. 6, 7). Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам (Иоан. 14. 27). Cue сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир (16. 33). Да обратит Господь лице Свое. на тебя и даст тебе мир! (Числ. 6. 26). И делом правды будет мир. Тогда народ мой будет жить в обители мира (Ис. 32. 17, 18). Что в Священном писании под словом мир разумеется мир Божественный и небесный, можно видеть также из других изречений, в которых находится это слово (Ис. 52. 7; 54. 10; 59. 8; Иер. 16. 5; 25. 37; 29. 11; Агг. 2. 9; Зах. 8. 12; Пс. 37. 37 и т.д.). Так как мир означает Господа и небеса, а также небесную радость и удовольствие, происходящее от блага, то вот откуда образовался в древности сохранившийся и поныне обычай говорить, приветствуя: мир вам; этот обычай еще более упрочился вследствие слов Господних ученикам: В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему. И если будет там сын мира, то почиет на нем мир ваш (Лук. 10. 5, 6). Подобным образом и сам Господь, явясь апостолам, сказал им: мир вам! (Иоан. 20. 19, 21, 26). Это же состояние мира разумеется, когда говорится в Слове, что Господь обонял приятное благоухание (мира) (см.: Исх. 29. 18, 25, 41; Лев. 1. 9, 13, 17; 2. 2, 9; 6. 8, 15; 23. 12, 13, 18; Числ. 15. 3, 7, 13; 28. 6, 8, 13; 29. 2, 6, 8, 13, 36); приятное благоухание (мира) означает, в небесном смысле, постижение мира. Так как мир означает единение в Господе самого Божественного начала с его Божественной человечностью и соединение Господа с небесами и церковью, а равно с теми, кто на небесах и в церкви приемлет Его, то в воспоминание сего была учреждена суббота, названная так от слова мир (или покой) и служившая самым святым преобразованием церкви; вот почему и Господь назвал себя господином субботы (Мат. 12. 8; Map. 2. 27, 28; Лук. 6. 5).

288. Так как небесный мир есть Божественное начало, внутренне исполняющее блаженством благо, находящееся в ангелах, то мир этот не иначе ими явственно постигается как в сердечном удовольствии от жизни во благе и в том наслаждении, когда они слышат истину, согласную с их благом. Также и в той душевной веселости, которую они чувствуют, когда постигают такое соединение истины с благом. Вместе с тем мир этот наполняет все действия и все помыслы их жизни и проявляется в их радости даже наружным образом. Но относительно качества и количества мир на небесах различается смотря по невинности их жителей, потому что мир и невинность идут рядом, ибо, как было сказано выше, от невинности исходит всякое небесное благо, а от мира - всякое удовольствие этого блага. Из этого видно, что сказанное выше о состоянии невинности на небесах может быть также сказано и здесь о состоянии мира, потому что невинность и мир соединены между собой, как благо и его удовольствие, ибо благо чувствуется по его удовольствию, а удовольствие познается по его благу. Вследствие чего ясно, что ангелы самых внутренних, или третьих, небес пребывают в третьей, или самой внутренней, степени мира, ибо они находятся в третьей, или самой внутренней, степени невинности; а что ангелы низших небес пребывают в меньшей степени мира, ибо они находятся и в меньшей степени невинности, - см. и. 280. Что невинность и мир нераздельны, как благо и его удовольствие, это видно в детях, которые, пребывая в невинности, пребывают и в мире, отчего все их мысли и действия полны игривости; но этот мир в детях есть мир внешний. Мир внутренний, как и внутренняя невинность, принадлежит одной мудрости, а если мудрости, то и соединению блага с истиной, ибо мудрость происходит от этого соединения. Небесный, или ангельский, мир свойствен также и людям, которые находятся в мудрости от соединения в них истины с благом и которые вследствие того чувствуют себя довольными в Боге (contenti in Deo). Но покуда они живут на земле, мир их сокрыт во внутренних началах их и обнаруживается уже только тогда, когда они покидают тело и восходят на небеса, ибо тогда внутренние начала их раскрываются.

289. Так как Божественный мир происходит от соединения Господа с небесами, а, в частности, в каждом ангеле - от соединения в нем блага с истиной, то ангелы находятся в состоянии мира, когда находятся в состоянии любви, ибо тогда в них благо соединено с истиной. (О том, что состояния ангелов сменяются одно другим, - см. и. 154-160.) То же самое случается и с человеком, когда он возрождается. Когда в нем совершается соединение блага с истиной, что особенно бывает после искушений, тогда он приходит в состояние удовольствия, происходящее от небесного мира. Мир этот можно сравнить с утром или зарей во время весны, когда по прошествии ночи и с восходом солнца все земные произведения снова оживают и запах растительности освежается росой, падшей с небес, когда вешний воздух растворяет землю плодородием, а душу человеческую - отрадой. Это делается потому, что вешнее утро, или заря, соответствует состоянию мира небесных ангелов (см. н. 155).

290. Говоря с ангелами о мире, я при этом сказал им, что на земле называют миром, когда между государствами прекращаются войны и враждебные действия или ссоры и распри между людьми; что внутренний мир полагают в спокойствии духа по удалении забот, а главное, в отдыхе и удовольствии после удачи в делах. На это ангелы отвечали мне, что отдых, спокойствие и удовольствие по удалении забот и удача в делах хотя и кажутся принадлежностями мира, но в действительности могут быть такими только в тех людях, которые живут в небесном благе. Мир пребывает только в этом благе, ибо он сходит наитием от Господа в самые внутренние начала ангелов и уже оттуда спускается и переходит в их низшие начала, проявляясь тут в умственном отдыхе, в спокойствия духа и происходящей от того радости. Но у тех, которые живут во зле, мира нет. Правда, бывает у них после удачи в делах нечто походящее на отдых, спокойствие и удовольствие, но это одно внешнее, в котором нет нисколько внутреннего мира, потому что внутренность их горит враждой, ненавистью, местью, жестокостью и многими другими злыми страстями, которым предастся дух их, доходя даже до неистовства, если кто им не потакает или не обуздывает их страхом. Таким образом, удовольствие этих людей состоит в безумии, тогда как у живущих в благе оно состоит в мудрости; между теми и другими та же разница, что между адом и небесами.

Rambler's Top100