Йота, черта

оглавление

О небесном письме

258. Так как у ангелов есть речь и речь их есть речь словесная, то у них есть и письмо, посредством которого они точно так же, как и речью, выражают свои душевные чувства. Мне случалось получать бумаги кругом исписанные, из которых иные совершенно походили на писанные рукой, а другие на печатные, как на земле; и я точно так же мог читать их, но только не мог извлечь из них более одной мысли или двух по той причине, что противно Божественному порядку поучаться о небесах из других писаний, кроме Слова; ибо только посредством его одного совершается общение и соединение небес с миром и, следовательно. Господа с человеком. Что бумаги, писанные на небесах, являлись и пророкам, это видно у Иезекииля: И увидел я, и вот, рука простерта ко мне, и вот, в ней книжный свиток. И Он развернул его передо мною, и вот, свиток исписан был внутри и снаружи (2. 9, 10). И у Иоанна: И видел я в деснице, у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями (Откр. 5. 1).

259. Небесное письмо было предусмотрено Господом ради Слова. Слово в сущности своей есть Божественная истина, от которой истекает вся небесная мудрость как для ангелов, так и для людей, ибо оно было писано по внушению Господа (dictatum a Domino); а внушаемое Господом проходит по порядку все небеса и оканчивается в человеке. Вследствие этого Слово приспособлено как к мудрости ангельской, так и к разумению человеческому, поэтому оно есть и у ангелов, и они читают его, как люди на земле; из него они черпают свои правила учения, и оно же служит им основанием для проповедей. Слово у них то же самое, что и у нас, но только природный смысл его, т.е. здешний буквальный, не существует на небесах, а заменен духовным, т.е. внутренним его смыслом (см. сочинение О белом коне Апокалипсиса).

260. Однажды я получил с небес бумажку, на которой было написано только несколько слов еврейскими буквами; при этом мне было сказано, что каждая буква полна тайн премудрости и что тайны эти заключаются в изгибах и наклонениях букв и также в звуках их; из этого мне стало ясно, что значат слова Господа: Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона (Мат. 5. 18). Что Слово Божественно до малейшей черточки, это известно и церкви, но в чем именно заключается эта Божественность - доселе было неизвестно и потому теперь будет объяснено. В самых внутренних небесах письмо состоит из различного рода изогнутых и кругловатых черточек; те и другие расположены по образу небес; посредством их ангелы выражают тайны своей мудрости и многое другое, что словами передать невозможно. Удивительно при этом, что ангелы знают это письмо без учения и преподавания, оно им врождено, как и сама речь (см. н. 236); вот почему письмо это и называется небесным; врождено же оно им потому, что всякое распространение мыслей и чувств, а затем и всякое общение разумения и мудрости ангельской совершается по небесному образу (н. 201), вследствие чего и письмо их согласно с этим образом. Мне было сказано, что у древнейших жителей нашей земли такого рода письмо существовало до изобретения букв и было перенесено в буквы еврейского языка, которые в древнее время были все округлые (inflexae) и ни одна из них не писалась углом, как теперь. Вот почему в Слове, даже в самих йотах, черточках и кавычках его, заключаются Божественные вещи и небесные тайны.

261. Такого рода письмо из небеснообразных начертаний употребляется в самых внутренних небесах, жители которых более других пребывают в мудрости; этими начертаниями они выражают чувства, из которых мысли их истекают и следуют по порядку одна за другой смотря по предмету, о котором идет речь; вот почему это письмо заключает в себе тайны для мысли неисчерпаемые; мне и его дано было видеть. В низших небесах такого рода письма не существует; письмо этих небес походит па буквы нашего письма, но все-таки оно непонятно человеку, потому что оно писано на ангельском языке, который не имеет ничего общего с человеческим (см. н. 237); и подлинно: гласными буквами небесные ангелы выражают чувства свои, согласными - понятия мышления, от чувств происходящие, а словами, из тех и других букв составленными, - самый смысл вещи (см. н. 236, 241); это письмо содержит в нескольких словах более, чем возможно человеку написать на нескольких страницах, и я видел его. Такого рода письмом написано Слово у ангелов низших небес, в самых же внутренних небесах оно написано небеснообразными начертаниями.

262. Достойно замечания, что письмо на небесах вытекает из самых мыслей ангелов естественно и с такой легкостью, как если б мысль сама ложилась на бумагу; рука их не останавливается за выбором какого-нибудь слова, потому что слова их, когда говорят они или пишут, одинаково соответствуют понятиям мысли их, а всякое соответствие само по себе естественно и произвольно. На небесах есть также письмо, которое пишется без пособия руки, по одному соответствию мыслей, но это письмо не остается навсегда.

263. Я видел еще такого рода небесное письмо, которое состоит из одних цифр, расположенных по порядку, совершенно как в письме, состоящем из букв и слов; мне было сказано, что это письмо исходит от самых внутренних небес и что вышеупомянутое небесное письмо (н. 236, 241) принимает вид цифр у ангелов низших небес, когда какая-нибудь мысль, истекающая из того письма, доходит до них. Мне было сказано, что и это цифирное письмо заключает в себе тайны, из которых некоторые не могут быть ни схвачены мыслью, ни выражены словами, ибо все цифры чему-либо соответствуют и, подобно словам, имеют значение, с той разницей, однако, что цифры заключают в себе общие понятия, а слова - частные; а как одно общее понятие заключает в себе бесчисленное множество частных, то цифирное письмо заключает в себе гораздо более тайн, чем буквенное. Из этого мне стало ясно, что числа в Слове имеют свое значение точно так же, как и слова (значение простых, как-то: 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 12; сложных, как-то: 20, 30, 50, 70, 100, 144, 1000, 10000, 12000 и многих других можно видеть в сочинении Тайны небесные, в котором было об этом сказано). В этого рода письме на небесах всегда ставят прежде число, от которого все, следующие за ним по порядку, зависят как от своего подлежащего, потому что это число как бы заглавие того предмета, о котором идет речь, и уже по этому числу распределяются все следующие за ним смотря по частному значению каждого.

264. Люди, которые ничего не знают про небеса и которые не хотят составить себе о них другого понятия, как о чистом воздухе, в котором носятся ангелы, как отвлеченные умы (mentes intellectuales) без слуха и зрения, не могут себе представить, чтоб у них могли быть речь и письмо; эти люди допускают действительное бытие в одном только вещественном мире, меж тем как все, что есть на небесах, существует в действительности точно так, как и на земле, и у ангелов этих небес есть все потребное для их жизни и мудрости.

Rambler's Top100