Духовный мир

oглавление

Приложение


CIX О духовном мире.

 

792. Я написал отдельную книгу, посвящённую духовному миру, которая называется “Небеса и ад”; в ней описывается многое принадлежащее к тому миру. Поскольку же в тот мир приходит после смерти каждый человек, я описал также состояние людей, находящихся там. Каждый знает, или может знать, что человек продолжает жить после смерти, потому что он рождён человеком, создан образом Божьим, и потому что Господь учит этому в Своём Слове. Но доныне никто не знал, что собой представляет та будущая жизнь.

Теперь верят в то, что человек становится душой, представление о которой ни чем не отличается от представления об эфире или воздухе, то есть, что она является чем-то подобным последнему выдоху умирающего и несёт в себе жизненное начало человека; но человек при этом лишён зрения, прежде бывшего у его глаз, слуха, бывшего у его ушей, и речи, бывшей у его рта. А между тем человек после смерти в той же мере является человеком, что и раньше, и даже до той степени, что не замечает перехода в другой мир. Он способен видеть, слышать и говорить, как в прежнем мире. Он может ходить, бегать и сидеть, как в прежнем мире. Он ложится, спит и просыпается, как раньше. Он ест и пьёт, как раньше. Так же, как в прежнем мире, он может испытывать радости супружеской жизни. Словом, он в любом отношении человек. Отсюда очевидно, что смерть - это не прекращение жизни, а продолжение её, то есть всего лишь переход.

793. Человек после смерти остаётся таким же человеком, как и прежде, хотя он и невидим уже для глаз материального тела. Это можно понять на примерах явления ангелов Аврааму, Агари, Гедеону, Даниилу и некоторым пророкам, у гробницы Господа, и затем по многим явлениям Иоанну, о которых он рассказал в Откровении. Но лучше всего это доказал Сам Господь, когда Он показал, что Он человек, тем, что дал прикоснуться к Себе и ел, но всё же стал невидим для глаз Своих учеников. Разве что безумец не признает, что Он, хотя и стал невидимым, оставался тем не менее человеком. А видели Его потому, что глаза их духа были открыты; когда глаза духа открыты, то предметы духовного мира становятся видимыми так же ясно, как и предметы природного мира. Различие между людьми в природном мире и в духовном мире состоит в том, что в духовном мире люди находятся в субстанциальном теле, а в природном мире - в материальном теле, под которым, тем не менее, у них имеется субстанциальное тело; а субстанциальные люди могут видеть друг друга так же хорошо, как и материальные. Но субстанциальный человек не может видеть материального, как и материальный - субстанциального, из-за различия между материальным и субстанциальным. Описать это различие можно, но не в двух словах.

794. Из того, что я видел на протяжении многих лет, я могу поведать следующее. В духовном мире, как и в природном, есть земли, есть равнины и долины, горы и холмы, источники и реки. Есть там парки, сады, рощи и леса. Есть города с дворцами и домами. Есть там рукописи и книги. Есть государственные должности и предпринимательство. Там есть золото и серебро, и драгоценные камни. Словом, всё, что есть в природном мире, есть и там, но в небесах всё это отличается несравненно большим совершенством. Отличие в том, что всё в духовном мире создано непосредственно Господом, к примеру, дома, парки, пища и так далее. Создано всё это так, чтобы соответствовало внутреннему ангелов и духов, то есть их склонностям и мыслям, от них проистекающим. Между тем, всё, что мы видим в природном мире, появляется и развивается из семени.

795. В связи с вышесказанным, а также поскольку я день за днём общался с народами и нациями того мира, и не только европейскими, но также с азиатскими и африканскими, то есть с представителями различных религий, я дополню эту книгу, в качестве приложения, кратким описанием состояния некоторых из этих народов. Необходимо уяснить себе, что в духовном мире состояние как любой нации и любого народа вообще, так и каждой личности в частности, зависит от признания ими Бога и их поклонения Ему. Все признающие в сердце Бога, а с этого времени - признающие Господа Иисуса Христа Богом Искупителем и Спасителем, находятся в небесах. Те, которые не признают Его, находятся под небесами, где их учат; принимающие учение восходят в небеса. Отвергающие его бросаются в ад; среди них те, которые обращались только к Богу Отцу, подобно Социнианам, и которые отрицали божественность Господнего Человеческого. Ибо говорил Господь:

Я - путь, истина и жизнь; никто не приходит к Отцу иначе, как через Меня.

И Филиппу, когда тот хотел видеть Отца, Он сказал:

Кто видит и знает Меня, тот видит и знает Отца. Иоанн 14:6 и далее.

* * * * *

CX Лютер, Меланхтон и Кальвин в духовном мире.

 

796. Поскольку я много раз говорил с этими тремя основателями, реформаторами Христианской церкви, то я знаю о состоянии, в котором жил каждый из них от начала и до сего дня. Лютер, как только оказался в духовном мире, стал неистовым распространителем и защитником своих убеждений, и усердствовал в этом всё более, по мере того, как росло число его сторонников, приходящих с земли. Ему был дан дом, подобный тому, что был у него в Эйслебене, когда он жил в теле. Посреди него он сделал небольшое возвышение, на котором находилось его кресло. Дверь была открыта для слушателей, коих он располагал рядами: более благосклонных он усаживал ближе к себе, менее благосклонных - позади них. Затем он произносил пространные речи, по временам разрешая задавать вопросы, чтобы иметь возможность продолжить нить своего повествования с какого-либо места.

Вследствие такого всеобщего одобрения он в конце концов приобрёл способность убеждать во лжи; такая убедительность имеет в духовном мире настолько большую силу, что никто не может сопротивляться ей или противоречить её предписаниям. Но поскольку это было нечто подобное заклинаниям древних, ему было строго запрещено говорить о чём-либо на основании этой способности убеждать, после чего он продолжал учить по памяти и вместе с тем по разуму. Такая убедительность, являющаяся своего рода заклинанием, проистекает от любви к себе, и доводит человека до того, что он, когда ему противоречат, нападает не только на предмет спора, но и на самого человека.

Так он жил вплоть до Последнего Суда, который состоялся в духовном мире в 1757 году. Годом позже он был переселён из первого своего дома в другой, перейдя при этом также в другое состояние. Прослышав, что я могу говорить с обитателями духовного мира, хотя и нахожусь в природном, он, как и многие другие, пришёл ко мне. После нескольких вопросов и ответов он осознал, что настоящее время является концом предыдущей церкви и началом церкви новой, предсказанной в пророчестве Даниила, а также Самим Господом в Евангелиях. Он понял и то, что именно эта новая церковь подразумевается в Откровении под Новым Иерусалимом и под вечным евангелием, которое ангел, летящий в небесах, возвещал живущим на земле (Откр. 14:6). Он пришёл в крайнее негодование и нагрубил мне; но увидев образование новых небес, в состав которых входили, и теперь входят, все признающие одного Господа Богом небес и земли, по Его словам у Матфея (28:18), и заметив, что число его прихожан уменьшается день за днём, он перестал грубить и стал ближе ко мне, стараясь говорить со мной по-дружески. Когда же он убедился в том, что своё основное учение об оправдании одной верой он вывел не из Слова, а из собственного умствования, он принял наставления о Господе, милосердии, истинной вере, свободе воли и так далее, до искупления, и обо всём этом не иначе, как из Слова. Наконец, уверившись, он стал всё более склоняться к тем истинам, на которых построена новая церковь, и чем дальше, тем больше убеждался в них.

В это время он был со мной ежедневно; и затем он, каждый раз, когда вызывал в памяти эти истины, начинал смеяться над своими прежними учениями, как над чем-то совершенно противоположным сказанному в Слове. Я слышал, как он говорил: “Не удивляйтесь, что я ухватился за веру, как единственное оправдание, изгнав милосердие, как её духовную сущность, и таким образом отобрал у людей всякую свободу воли в духовных вопросах, не говоря уже обо всём остальном, что держалось на одной вере, если она принята, как звенья одной цепи. Моей целью был раскол с Римскими Католиками, и не было другого средства для выполнения этой задачи и достижения цели. Не то удивительно для меня, что я сам заблуждался, а то, что один безумец смог стольких свести с ума”, - и с этими словами он посмотрел искоса на некоторых известных в его время авторов догматических сочинений, преданных последователей его учения, которые не заметили всех противоречий этому в Священном Писании, несмотря на то, что они так очевидны.

Испытывающие ангелы сказали мне, что этот основатель ближе к обращению, чем многие другие, убедившие себя в оправдании одной верой, поскольку в детстве, до того, как он начал реформацию, он воспринял учение о превосходстве милосердия. Потому-то в своих сочинениях и в своих проповедях он преподнёс великолепное учение о милосердии. Из всего этого надо заключить, что его учение об оправдании одной верой коренилось в его внешнем природном, но не во внутреннем духовном человеке. Иначе у тех, которые в юности убедили себя в том, что в милосердии нет духовности; такое бывает само собой, когда оправдание одной верой основывается на доказательствах.

Я разговаривал с принцем Саксонским, с которым Лютер общался в мире. Он рассказал мне, как часто укорял Лютера за то, в частности, что тот отделял милосердие от веры, и провозглашал веру, а не милосердие, средством спасения, хотя не только Священное Писание связывает их, как два всеобщих средства спасения, но и Павел ставил милосердие выше веры, говоря, что есть три: вера, надежда и милосердие, и большее среди них - милосердие (1 Кор. 13:13). Лютер, однако, каждый раз возражал, что он не может поступать иначе из-за Римских католиков. Принц этот теперь среди блаженных.

797. Что касается Меланхтона, то мне было дозволено многое узнать о его судьбе с того времени, как он только попал в духовный мир, и далее, причём не только от ангелов, но и от него самого, ибо я беседовал с ним много раз, хотя и не так часто, и не так близко, как с Лютером. Объясняется это тем, что он не мог приблизиться ко мне, поскольку посвящал все свои исследования только оправданию одной верой, но не милосердию; я же был в окружении ангельских духов, преданных милосердию, которые препятствовали его сближению со мной.

Мне рассказали, что для него, как только он вошёл в духовный мир, был приготовлен дом, подобный тому, что был у него в мире. Так бывает там с большинством новоприбывших, благодаря чему они остаются в неведении о том, что они уже не в природном мире, а время, прошедшее с момента их смерти, кажется им не более чем сном. Всё в его комнате осталось по-прежнему; у него был тот же стол с теми же письменными приборами и ящиками, и книжный шкаф. Поэтому, как только он оказался там, словно очнувшись от сна, он сел за стол и продолжил писать. Писал он снова об оправдании одной верой, и продолжал писать на протяжении нескольких дней, ни словом не упомянув милосердие. Почувствовав это, ангелы послали спросить его, почему он не пишет также и о милосердии. Он ответил, что церковь ни коим образом не связана с милосердием, поскольку, если бы милосердие было принято в качестве существенной составляющей церкви, человек присвоил бы себе и заслугу оправдания, а значит, и спасения тоже, лишив этим веру её духовной сущности.

Когда это стало понятно ангелам, бывшим у него над головой, и об этом услышали ангелы, сообщавшиеся с ним, когда он был вне своего дома, они удалились. (У каждого новоприбывшего есть ангелы, сообщающиеся с ним первое время.) Через несколько недель с этого момента всё, чем он пользовался в своей комнате, стало постепенно затуманиваться и исчезать, пока, наконец, не осталось ничего, кроме стола, бумаги и чернильницы. Наряду с этим стало казаться, что стены его комнаты покрыты побелкой, пол вымощен жёлтым кирпичом, а сам он оделся в более грубую одежду. Удивившись этому и расспрашивая окружающих, отчего так случилось, он получил ответ, что причиной тому - отделение им милосердия от церкви, тогда как на самом деле милосердие есть сердце её. Поскольку он непрестанно отвергал милосердие, и продолжал писать о вере, как об одном и единственном существе церкви и средстве спасения, всё более отдаляя милосердие, то он очутился в одной из подземных мастерских, полной подобных ему людей. Когда он хотел уйти, его задержали, объявив, что такова участь всех изгоняющих из дверей церкви милосердие и добрые дела. Тем не менее, поскольку он был одним из реформаторов церкви, по указанию Господа его освободили и отправили обратно в его прежнюю комнату, где у него не было теперь ничего, кроме стола, бумаги и чернильницы. Но те понятия, в которых он себя убедил, заставляли его марать бумагу всё теми же заблуждениями, и он неизбежно попадал снова к подобным ему узникам, а затем его опять отпускали. Освобождённый, он казался одетым в меха, поскольку вера без милосердия холодна.

Сам он говорил мне, что была другая комната, примыкавшая сзади к его собственной, в которой было три стола, и за ними сидели трое людей, которые, как и он сам, изгоняли милосердие; и там по временам возникал четвёртый стол, на котором появлялись разные чудовищные образы, которые, тем не менее, не могли спугнуть их. Он рассказал, что беседовал с этими людьми, и они убеждали его с каждым днём всё больше. Как бы то ни было, через некоторое время он устрашился и стал сочинять нечто о милосердии, но написанное сегодня он не мог уже прочесть завтра. Так бывает там с каждым, кто лишь от своего внешнего человека излагает что-либо на бумаге, но при этом не от своего внутреннего человека; пишется это только по побуждению, но не по свободному выбору, и поэтому стирается само собой.

После того, как Господь начал основывать новые небеса, исходящий от них свет заставил его задуматься о том, что он, возможно, ошибается. Поэтому, боясь за свою судьбу, он осознал некоторые понятия о милосердии, заложенные в нём. Находясь в таком состоянии, он обратился к Слову, и тогда глаза его открылись, и он увидел, что Слово везде исполнено любви к Богу и любви к ближнему, и что, как сказал Господь, на этих двух заповедях держатся закон и пророки, иначе говоря, всё Слово. С этого времени он переместился дальше на юго-запад, в другой дом. Там он беседовал со мной, и сказал, что теперь его сочинения о милосердии не исчезают, как раньше, но смутно видны на следующий день.

Меня удивило, что звук шагов его напоминал мерное цоканье, словно подкованных сапог по каменному полу. Нужно добавить, что когда какой-либо новоприбывший из мира входил в его комнату, чтобы увидеться и поговорить с ним, он звал одного из духов-волшебников, способного силой воображения создавать различные приятные видения. Тот украшал его комнату росписями, цветистыми коврами и неким подобием книжного шкафа посередине. Но как только они уходили, эти видения исчезали, и возвращалась прежняя побелка и пустота. Однако всё это происходило, когда он ещё был в прежнем своём состоянии.

798. О Кальвине я слышал следующее. 1. Когда он только прибыл в духовный мир, он был совершенно уверен, что он в том мире, в котором родился. И хотя ангелы, поначалу бывшие в сообщении с ним, говорили ему, что он уже в их мире, а не в прежнем, он говорил: “У меня то же самое тело, те же руки и подобные же чувства”. Ангелы поведали ему, что у него теперь субстанциальное тело, а прежде, кроме того, было материальное тело поверх него. Материальное тело было сброшено, и осталось одно субстанциальное, а именно оно делает человека человеком. Поначалу он это понял, но днём позже он снова стал думать, что он всё ещё в мире, где родился. Причина в том, что он был человеком чувственным, то есть тем, кто верит лишь предметам, доступным ощущениям тела. Из-за этого всякое положение его веры являлось выводом из его собственного разумения, но не из Слова. Он использовал цитаты из Слова только для того, чтобы вызвать одобрение простого народа.

2. По прошествии этого первого времени, он покинул ангелов и странствовал, чтобы разузнать, есть ли где-либо такие, что с древних времён верили в предопределение. Ему сказали, что они далеко от того места, где он находится, заключены и скрыты, и нет к ним пути, кроме того, что проходит сзади под землёй. Однако же, ученики Готтшалька до сих пор разгуливают на свободе, встречаясь время от времени в месте, которое на духовном языке называется Пиром. Поскольку он страстно желал их общества, он был введён в одно из собраний, где было несколько таких. Очутившись среди них, он почувствовал сердечную радость и внутренне сдружился с ними.

3. Но после того, как последователи Готтшалька низведены были к своим собратьям в пещеру, Кальвину стало беспокойно, отчего он стал искать, не найдётся ли где-нибудь для него убежища. Наконец его приняли в общество, состоявшее из одних простых людей, среди которых были однако и религиозные. Узнав, что о предопределении они ничего не знают и не способны понять, он удалился в один из уголков этого общества, где скрывался долгое время, не говоря ни слова о том, что касается церкви. Так было предусмотрено, чтобы он мог отступить от своего заблуждения о предопределении, и чтобы составлены были ряды примкнувших к проклятой ереси о предопределении со времени Дортского Синода, которые затем друг за другом отправлены будут к своим собратьям в пещере.

4. Наконец, Кальвина стали разыскивать люди, в наше время верившие в предопределение. В результате этих поисков он был найден на окраине общества, состоявшего из одного простого народа. Тогда его вызвали оттуда и отвели к одному государственному чиновнику, который был одержим тем же вздором, и потому принял его в свой дом, и охранял его. Так продолжалось до того, как Господь начал основывать новые небеса. Тогда Кальвин, поскольку чиновник, его охранник, вместе со своими приспешниками был выброшен вон, удалился в один из домов терпимости и некоторое время оставался там.

5. В это время он мог свободно ходить куда угодно, и в том числе приближаться к тому месту, где был я. Таким образом, мне было дозволено говорить с ним, и в первую очередь я говорил о новых небесах, создаваемых теперь из тех, кто признаёт одного Господа Богом небес и земли, как Он Сам говорит у Матфея (28:18). Я рассказал ему, что люди эти верят, что Он и Отец - одно (Иоанн 10:30), и что Он в Отце, и Отец в Нём, и что каждый, кто видит и познаёт Его, видит и познаёт Отца (Иоанн 14:6-11). Таким образом, один Бог в церкви, как и в небесах.

Когда я сказал это, он поначалу, как обычно, молчал. Однако через полчаса он нарушил молчание и сказал: “Разве Христос не человек, не сын Марии, жены Иосифа? Можно ли поклоняться человеку, как Богу?” “А разве Иисус Христос не Искупитель и Спаситель наш, Бог и человек?” - возразил я. На это он ответил: “Он Бог и человек, но божественное не Его, а Отца”.

“Где же тогда Христос?” - спросил я. “Он в самой нижней части небес”, - сказал он, и в доказательство привёл Его смиренность перед Отцом, и то, что Он позволил распять Себя. Он добавил ещё несколько острых замечаний относительно поклонения Христу, всплывших при этом в его памяти от мира. Они вкратце сводились к тому, что поклонение Ему есть не что иное, как идолопоклонство. Он хотел сказать ещё что-то неподобающее об этом поклонении, но ангелы, бывшие со мной, заградили его уста.

Я же, из стремления обратить его, сказал, что Господь, Спаситель наш, не только есть Бог и человек, но в нём Бог есть человек, а человек - Бог. В подтверждение я привёл слова Павла:

В Нём вся полнота Божества обитает телесно (Кол. 2:9)

и Иоанна:

Он истинный Бог и вечная жизнь (1 Ин. 5:20).

Я привёл и слова Самого Господа о том, что воля Отца, чтобы каждый, кто верит в Сына, имел жизнь вечную, а тот, кто не верит - не увидел жизни, но гнев Божий пребывал на нём (Иоанн 3:36; 6:40). Кроме того, я сказал, что Символ Веры, называемый Афанасиевым, гласит, что во Христе Бог и человек - не двое, а один, и что они являются одной личностью, так же, как душа и тело в человеке.

Слыша это, он ответил: “Что такое все эти отрывки из Слова, приведённые тобой, как не пустые высказывания? Разве Слово - не книга всех ересей? Оно - как флюгер на крышах или на кораблях, поворачивающийся в любую сторону, смотря по тому, куда дует ветер. Предопределение - вот единственно верный вывод, который можно сделать из всех религий. Вот обитель и место встречи для всего, что относится к религии. Вера, средство оправдания и спасения, служит в нём алтарём и святилищем. У кого из людей есть свобода воли в духовных вопросах? Не даром ли даётся всё, что касается спасения? Возражения против такой точки зрения, а значит, против предопределения, для моих ушей и моего понимания не более чем отрыжка или урчание в желудке. Исходя из этого, я уяснил для себя, что церковь, в которой учат чему-либо, в том числе по Слову, вместе с её прихожанами, подобна зверинцу, в котором заключены как овцы, так и волки. Но на волках надеты намордники в виде законов гражданского правосудия, чтобы они не могли напасть на овец (под овцами я понимаю предопределённых). Выразительные проповеди, произносимые там, - не более чем нескончаемые рыдания, вырывающиеся из груди. Но я исповедую тебе свою веру, вот она. Есть Бог, Он всемогущ. Никто не спасается, кроме тех, которые избраны и предопределены Богом Отцом. Всякому другому назначена его участь, или его судьба”.

Услышав такое, я очень рассердился, и ответил: “Ты говоришь отвратительные вещи! Прочь, злой дух! Разве ты не знаешь, находясь в духовном мире, что есть небеса и ад, а предопределение означает, что некоторые люди предназначены в небеса, а другие - в ад? Следовательно, у тебя не может быть иного представления о Боге, кроме того, что Он - тиран, который своих любимцев принимает в город, а остальных отдаёт на расправу. Стыдись!”

Затем я прочитал ему, что написано в наставлении Евангелистов, которое называется “Формулой Согласия”, об ошибочном учении Кальвинистов по поводу поклонения Господу и предопределения. О поклонении Господу в этом учении сказано:

Если упование и сердечная вера воздаются Христу не только в Его Божественной природе, но и в Его человеческой природе, и в богослужении почитаются обе природы, - это отвратительное идолопоклонство.

Предопределение описывается так:

Христос умер не за всё человечество, а только за избранных. Бог создал большинство людей для вечного проклятия, и не желает обращения и жизни большинства. Избранные и возрождённые не могут лишиться веры и Духа Святого, даже если совершат различные тяжкие грехи и преступления. Те же, которые не избраны, прокляты неизбежно, даже если крестились тысячу раз и ежедневно приступали к Причастию, ведя при этом самую святую и безупречную жизнь, какая только возможна. (Страницы 837, 838 по Лейпцигскому изданию 1756 года).

Прочитав это, я спросил, из его ли учения выведено написанное в этой книге. Он ответил утвердительно, и добавил, что не может вспомнить, его ли перу принадлежат эти самые выражения, но что его устам - это точно.

Услышав это, все слуги Господа покинули его, а сам он поспешил прочь по дороге, ведущей в пещеру, населённую убеждёнными сторонниками мерзкого учения о предопределении. Я потом разговаривал с некоторыми узниками этой пещеры, и расспрашивал об их участи. Они сказали, что должны трудиться, чтобы заработать на жизнь; между собой все они враждуют, каждый только и ищет случая нанести вред другому, а при малейшей возможности так и делает, поскольку в этом состоит удовольствие их жизни. (Ещё о предопределении и его сторонниках написано мной выше, 485-488).

799. Я беседовал со многими последователями этих троих основателей, а также со многими еретиками. Мне дано было сделать вывод, что каждый из них, кто вёл жизнь милосердия, а тем более тот, кто любил истину за то, что она истинна, в духовном мире позволяет наставлять себя и воспринимает учения новой церкви. Тот же, кто убедил себя в ложном религиозном веровании, равно как и тот, кто вёл дурную жизнь, не позволяет учить себя; такие мало помалу удаляются от новых небес, и приобщаются к подобным им людям, находящимся в аду. Там они всё больше и больше утверждаются против поклонения Господу, и до такой степени, что не могут вынести даже имени Иисуса. Обратное тому в небесах: там все единодушно признают Господа Богом небес.

CXI Голландцы в духовном мире.

 

800. В книге “Небеса и ад” я рассказал о том, что Христиане, у которых читают Слово, знают и признают Господа Искупителя и Спасителя, находятся посредине всех остальных племён и народов, составляющих духовный мир. Объясняется это тем, что у них самый яркий духовный свет, а он распространяется как бы из середины на все окружающие области, до самых отдалённых. Как это происходит, показано в главе о Священном Писании (выше, 267-272). В этой средней Христианской области членам Реформированных церквей отведены места в соответствии с их способностью принимать духовный свет от Господа. Поскольку у Голландцев этот свет наиболее глубоко и полно проникает в их природное просвещение, и поэтому они более других расположены к восприятию разумных соображений, им дано жить в этом Христианском центре на юго-востоке. Помещению их к востоку служит их способность воспринимать духовное тепло, а помещению к югу - способность воспринимать духовный свет. Стороны света в духовном мире не таковы, как в природном мире, и места обитания зависят от того, как принимаются вера и любовь: восточные жители отличаются любовью, южные - умом (Небеса и Ад, 141-153).

801. Голландцы находятся в этой части Христианского центра ещё и потому, что торговля - цель их любви, а любовь к деньгам является средством, служащим этой цели; такая любовь - духовная. Но когда цель любви - деньги, а любовь к торговле - средство для этой цели, как у Евреев, то любовь эта - природная, поскольку она замешана на алчности. Любовь к торговле, как цели, потому является духовной, что задача её - служить благу общества. Личное благо неотделимо от него, и кажется человеку первостепенным, поскольку он мыслит из своего природного человека. Однако, когда торговля является целью, духовная любовь также присутствует, а в небесах всякого рассматривают с точки зрения цели его любви. Любовь эта - как правитель царства, или хозяин дома, тогда как остальные виды любви - её подданные или слуги. Любовь к цели, кроме того, располагается в высших и самых внутренних областях ума, а все виды любви, служащие средством, находятся ниже и в стороне от неё, подчиняясь её повелениям. У Голландцев такой духовной любви больше, чем у других; Евреи же - в любви противоположной, поэтому у них любовь к торговле совершенно природна, коль скоро не имеет в себе никакой заботы об общественном благе, но лишь о собственном.

802. Голландцы крепче других народов держатся своих религиозных основ, от которых их не отклонить. Даже когда им доказывают, что какое-либо положение противоречиво, они не принимают этого и возвращаются к своему, оставаясь непоколебимыми. По этой же причине они избегают внутреннего рассмотрения истины, держа свою способность к рассуждению в строжайшем подчинении. Ввиду такой их природы, после смерти, по прибытии в духовный мир, их особым образом готовят к принятию духовности небесной, которая состоит из Божественных истин. Их не учат, поскольку к учению они не восприимчивы; им описывают, каковы небеса, а затем позволяют войти в небеса, чтобы посмотреть, что они собой представляют. При этом всё, что согласно с их природой, передаётся им, и когда они возвращаются обратно к своим собратьям, ими всецело овладевает желание небес.

Если затем они не принимают истину, что Бог один в личности и сущности, что Он - Господь Искупитель и Спаситель, и в Нём Божественная Троица, а равно, что бесполезно знать и говорить о вере и милосердии, не ведя при этом жизнь веры и милосердия, которую дарует нам Господь после того, как мы исследуем себя и покаемся, - если они отвращаются от этих истин, которым их учат, и продолжают думать о Боге, что он в трёх лицах, и о религии, как об отвлечённом предмете, они доводятся до крайней бедности, и лишаются своей торговли, до того, что оказываются в крайней нужде. Затем их приводят к людям, которые, обладая Божественными истинами, пребывают в изобилии и ведут процветающую торговлю, и там им внушается мысль разузнать, отчего эти люди так преуспевают. Вместе с тем их наводят на размышления о вере и образе жизни этих людей, при которых те отвращаются от зол, как грехов. И так до тех пор, пока они не исследуют и не уяснят, насколько это согласуется с их собственными мыслями и представлениями. Эти состояния сменяются одно другим, и в конце концов они начинают сами думать, что для избавления от своей нищеты им нужно перенять подобную веру и подобный образ жизни. Затем, насколько они принимают веру и ведут милосердную жизнь, настолько они получают богатство и жизненное счастье.

Подобным образом прожившие в мире жизнь с некоторой долей милосердия сами собой исправляются и готовятся к небесам. Они потом становятся до такой степени непоколебимыми, сравнительно с остальными, что их можно назвать воплощениями постоянства. Они не дают сбить себя с толку никакими рассуждениями, заблуждениями и неясностями, происходящими от софистики, или от голых доказательств основанных на неверном взгляде на предмет; ибо они видят теперь яснее, чем прежде.

803. Их доктора, преподающие в высших школах, прилежно изучают таинства современной веры, в особенности те, которые известны в Голландии, как Кохеанцы. Поскольку неизбежным следствием этих таинств является учение о предопределении, которое к тому же было утверждено на Дортском Синоде, то предопределение было посеяно и насаждено, подобно тому, как на поле сеют семя из плода любого дерева. Из-за этого миряне много говорят между собой о предопределении, но все по-разному. Некоторые хватаются за него обеими руками, некоторые - только одной, и то с усмешкой, а некоторые отбрасывают его прочь от себя, как раненую змею; ведь они ничего не знают о тех таинствах веры, из которых была высижена эта змея. Причина такого незнания кроется в том, что они поглощены своим делом; таинства этой веры касаются их разума, не проникая внутрь него. Таким образом, учение о предопределении является для мирян, да и для духовенства, чем-то вроде стоящего на скале среди моря изваяния человека с огромной раковиной, блестящей, будто золотом, в его руке. Увидев его, некоторые из капитанов проплывающих мимо судов приспустят паруса в знак почёта и уважения, некоторые просто подмигнут ему и поприветствуют, а иные освищут, как нечто нелепое. Ещё оно подобно незнакомой птице из Индии, сидящей на высокой башне; кто клянётся, что это голубь, кто предполагает, что это петух, а некоторые подтверждают под присягой, что это сова.

804. Голландцев в духовном мире легко отличить от других, потому что они являются там одетыми в ту же одежду, какую они носят в природном мире, с той лишь разницей, что принявшие духовную веру и духовный образ жизни одеты более изящно. Они носят похожую одежду из-за строгой приверженности своим религиозным основам, от которых и зависит, во что одеваются люди в духовном мире. Оттого все обладающие Божественными истинами одеты там в белые наряды и одежду из виссона.

 

805. Города, в которых живут Голландцы, особым образом защищены. Улицы снабжены крышами и дверями, чтобы нельзя было ничего высмотреть на них с окрестных гор и холмов. Причиной тому - их врождённое стремление скрывать свои замыслы и оставлять свои намерения при себе. А в духовном мире всё это открывается разглядыванием. Если кто-либо приходит к ним с намерением разузнать, в каком они состоянии, то его, прежде чем он уйдёт, приводят к запертым воротам улицы, затем уводят обратно, затем снова к другим воротам, и так пока ему это не надоест до крайности, а тогда уже окончательно отпускают. Это делается для того, чтобы он больше не приходил.

Жёны, цель которых - властвовать над своими мужьями, живут все в одной части города, и встречаются со своими мужьями исключительно по приглашениям, причём учтиво составленным. Затем мужья ведут их в дома, где живут супружеские пары, в которых нет подчинения одного из супругов другому. Им показывают, насколько хорошо обставлены и опрятны их дома, и как приятна их жизнь, говоря, что причиной тому - взаимная любовь супружеской пары. Те женщины, которые принимают всё это во внимание и сохраняют в себе, не пытаются больше властвовать, и живут вместе с мужьями. Затем им даётся жилище ближе к центру города, и называют их ангелами, потому что истинная супружеская любовь - это небесная любовь, лишённая желания властвовать.

CXII Англичане в духовном мире.

 

806. У человека два вида мышления: внешнее и внутреннее. В природном мире он использует внешнее мышление, в духовном - внутреннее. Эти два вида мышления действуют заодно у доброго, но не у злого. В природном мире редко можно различить, каково внутреннее человека, поскольку он с детских лет обучен быть нравственным и разумным, и ему нравится казаться таким. Но в духовном мире природа каждого видна ясно, ведь тогда он - дух, а дух - это внутренний человек. Итак, раз мне было дано находиться в том мире и видеть, каково внутреннее людей из разных царств, мне представляется необходимым, по важности предмета, поведать об этом.

807. Что касается Англичан, то лучшие из них находятся в середине всех Христиан, потому что обладают внутренним светом разумения, который в природном мире не виден никому, тогда как в духовном мире виден ясно. Этот свет у них от свободы говорить и писать, и следовательно, свободы мысли. У других, не имеющих такой свободы, свет этот подавлен, поскольку не находит выхода. Однако этот свет не оказывает действия сам по себе, но действие его проявляется через людей, в особенности через известных и уважаемых. Когда такие люди о чём-либо говорят, свет этот становится ярче. По этой причине в духовном мире англичанам даны правители и назначены священники, славного имени и выдающихся способностей, чьи суждения они принимают благодаря такой своей особенности.

808. В умах их наблюдается такое взаимное сходство, что близкая дружба у них бывает лишь с соотечественниками, но не с иными. Кроме того, они помогают друг другу и любят искренность. Им свойственна любовь к своей стране и забота о её славе. На иностранцев они смотрят так, будто некто с крыши своего дворца наблюдает в подзорную трубу за людьми, живущими или гуляющими за городом. Внутригосударственные дела иногда настолько занимают их умы и овладевают их сердцами, что они отстраняются духом от изучения предметов более возвышенных, хотя этим приобретается высшее разумение. Некоторые, правда, с усердием изучают в юности эти предметы в высших школах, однако изученное затем исчезает, как призрак. Тем не менее, благодаря этому их рассудочная способность оживляется и блистает переливами света, из которых они составляют прекрасные образы, подобно тому, как призма, подставленная солнечным лучам, даёт радугу, расцвечивая поверхность позади себя яркими красками.

809. У них есть два больших города, подобных Лондону, в которые и попадают большинство Англичан после смерти. Один из них мне было дозволено увидеть и посетить. В середине города, там, где в Лондоне находится место встречи торговцев, которое они называют Биржей, живут их правители. Выше этого центра располагается восток, ниже - запад, направо - юг, налево - север. С восточной стороны живут те, что особенно отличались милосердным образом жизни; там располагаются величественные дворцы. С южной стороны живут мудрые, у них много есть чудесного. С северной стороны живут те, которые больше других любили свободу говорить и писать. С западной стороны живут проповедующие оправдание одной верой. Направо от них находится вход в город, а также выход из него, через который изгоняются живущие плохо. Священники с запада, которые учат этой “одной вере”, не осмеливаются входить в город по главным улицам, а входят лишь по более узким улочкам, поскольку в этом городе не терпят никого, кто не верит в милосердие. Я слышал жалобы на проповедников с запада, что они с таким искусством и красноречием составляют свои проповеди, незаметно вводя в них учение об оправдании одной верой, неизвестное слушателям, что те уже не знают, следует делать добрые дела или нет. Они проповедуют веру, как внутреннее добро, и отделяют это добро от добра милосердия, которое они называют корыстным, и поэтому неугодным Богу. Однако, когда такие проповеди слышат жители восточной и южной части города, они выходят вон из церквей; вслед за этим проповедников лишают священнического сана.

810. Я слышал впоследствии о многих причинах, по которым этих проповедников лишают их священничества. Мне сказали, что главная из них состоит в том, что они основывают свои проповеди не на Слове, а значит, не на духе Божьем, а на свете своего разума, то есть, на собственном духе. Начинают они, правда, с цитат из Слова, в качестве вступления. Но, как бы пригубив, отказываются от него, как от чего-то невкусного. Затем они выбирают какой-нибудь лакомый кусочек из своего разумения, катают его во рту и переворачивают туда-сюда на языке, словно дорогое угощение, и таким образом учат. Мне сказали, что в их проповедях поэтому не больше духовности, чем в пении вещих птиц, и что это - лишь аллегорические украшения, вроде изящно завитых и напудренных ячменной мукой париков поверх лысой головы. Таинства их проповедей об оправдании одной верой уподоблены были тем перепелам, что были набросаны с моря по всему стану Детей Израилевых, и от которых многие тысячи погибли (Числа, глава 11). Между тем, богословие милосердия и веры вместе подобно манне с неба.

Однажды я слышал, как их священники беседовали между собой об одной вере, и видел некий созданный ими образ, который изображал их учение об одной вере. В свете их иллюзий этот образ представлялся огромным гигантом. Но когда на него пал свет с небес, он стал казаться сверху чудовищем, а снизу - змеем. Увидев это, они удалились, а стоявшие рядом сбросили его в пруд.

811. Другой большой город, также названный Лондоном, находится не в центральной Христианской области, а далеко к северу. В него попадают после смерти внутренне злые. В центре него есть открытое сообщение с адом, куда они время от времени увлекаются.

812. По англичанам, находящимся в духовном мире, понятно, что у них есть два богословия: одно основано на их учении о вере, другое - на учении о милосердии. Учения о вере держатся рукоположенные священники, а учения о милосердии - многие из мирян, в особенности жители Шотландии и соседних областей. С ними последователи учения об оправдании одной верой боятся вступать в споры, поскольку те состязаются с ними как с помощью Слова, так и с помощью собственного рассудка. Их учение о милосердии явствует из того обращения к приступающим к обряду Святого Причастия, которое читают каждую субботу у них в церквях. В нём открыто говорится, что если они не пребывают в милосердии и не избегают зла, как греха, то они ввергают себя в вечное проклятие; и если они, тем не менее, приступят к Святому Причастию, дьявол войдёт в них, как в Иуду.

CXIII Германцы в духовном мире.

 

813. Известно, что жители любого царства, разделённого на множество провинций, не одинаковы по своему характеру, и различаются между собой в частностях точно так же, как жители разных климатических поясов земли различаются в общем. Тем не менее, у людей, находящихся в подчинении у одного царя и имеющих общий свод законов, имеется в характере нечто общее. Что касается Германии, то она раздроблена на самостоятельные области в значительно большей степени, чем соседние государства. Это империя, и все находятся в общем подчинении ей; но при этом есть правитель и у каждой области, пользующийся неограниченной властью на своей земле, ведь в этой стране есть большие и малые герцогства, и каждый правитель в своём владении - своего рода монарх. Более того, религия у них также разделена. В одних герцогствах - так называемые Евангелисты, в других - Реформированная церковь, в третьих - Римские Католики. При таком разнообразии правления и религий описать дух, склонности и образ жизни германцев, из того, что можно видеть в духовном мире, более трудно по сравнению с другими народами. И всё же, поскольку среди людей, которые разговаривают на одном языке, царит общий дух, в некоторой степени это можно видеть и описать, если собрать воедино отдельные представления.

814. Поскольку германцы в любом из герцогств находятся под деспотической властью, у них нет такой свободы говорить и писать, как у голландцев и британцев, а когда свобода говорить и писать ограничивается, то и свобода мышления, то есть свобода исследовать предметы во всей их полноте, также держится под запретом. Этот запрет подобен стенам бассейна вокруг источника, из-за которых уровень воды достигает устья этого источника, так что вода не может уже струиться из него. Мышление подобно потоку воды, а речь, происходящая от него, подобна бассейну. Словом, приток соразмерен истечению, и точно так же разум на высшем уровне соразмеряется со свободой высказываться и выражать свои мысли. Потому-то этот славный народ расположен не к суждениям, а к предметам, принадлежащим памяти. По той же причине они предпочитают письменное наследство, и в своих книгах полагаются на своих известных и образованных людей, приводя множество цитат и следуя мнению одного из них. Это их состояние изображается в духовном мире человеком, держащим подмышками книги; когда кто-либо спорит с ним о чём-либо, относящемся к суждению, он говорит: “Я дам тебе ответ”, - и тут же достаёт из подмышки одну из книг, и зачитывает из неё.

815. Многое является следствием такого их состояния, в частности то, что духовные предметы церкви они сохраняют начертанными в памяти и редко вводят их в более высокую область разума, допуская их только в низшую его область, из которой они и рассуждают о них, то есть совершенно иначе, нежели свободные народы. Эти народы в отношении духовных предметов церкви, которые называются богословскими, подобны орлам, взлетающим на любую высоту, тогда как несвободные народы подобны лебедям в реке. Свободные народы подобны величественным оленям с высокими рогами, вольно бегающим по лугам, рощам и лесам; а несвободные народы подобны оленям в зверинцах для забавы правителя. Далее, свободные народы подобны летающим коням, которых древние называли Пегасами, которые летали не только над морями, но и над горами, называвшимися Парнасскими, и над жилищами Муз под ними; а народы, которым свобода не дана, подобны пышно экипированным благородным лошадям в царских конюшнях. Вот чему подобны различия в их суждениях о тайных богословских предметах.

Духовенство там, будучи ещё студентами, записывают в учебных заведениях за своими учителями то, что те говорят, и хранят затем эти записи, как свидетельства своей учёности. Когда их посвящают в священники или назначают преподавателями в школы, они по большей части основывают свои публичные речи, произносимые с кафедр или с трибун, на упомянутых выше записях. Те священники, которые отступают от общепринятого учения в своих проповедях, обычно проповедуют о Святом Духе и его чудесном действии, пробуждающем благочестие в сердцах. Те, что следуют в своих проповедях общепринятому теперь учению о вере, предстают перед ангелами как бы в венках из дубовых листьев. А те, что учат по Слову о милосердии и его делах, предстают перед ангелами в душистых венках из лавровых листьев. Их Евангелисты в спорах об истинах с Реформированными церквями представляются разрывающими свои одежды, по той причине, что одежды означают истины.

816. Я попытался выяснить, где мне найти в духовном мире жителей Гамбурга, и мне было сказано, что нет такого общества, а тем более государства, где они были бы собраны вместе, и что они разбросаны среди германцев и смешаны с ними в разных областях. Когда я попросил объяснений, мне было сказано, что причиной этому - их постоянные умственные искания, как бы путешествия за пределы своего города, и очень редко внутри него; ибо каково состояние ума человека в природном мире, таково же состояние этого человека в духовном мире. Ум человека есть его дух, или посмертный человек, живущий после того, как покидает своё материальное тело.

816а. Положение, выдвинутое неким германским курфюрстом, занимавшим, помимо того, высшую должность в церкви.

Однажды я видел в духовном мире некого германского курфюрста, занимавшего, помимо того, высшую должность в церкви. С ним были двое епископов и двое министров, и я слышал издали, о чём они между собой беседовали. Курфюрст спросил спутников, знают ли они в чём состоит главное положение религии в Христианстве. “Главное в религии Христианства, - ответили епископы, - это одна вера, оправдывающая и спасающая”. Тот снова спросил: “А знаете, что скрывается в глубине этой веры? Откройте её, загляните внутрь, и скажите мне”. Они ответили, что внутри неё скрывается не что иное, как заслуга и праведность Господа Спасителя, на что курфюрст сказал: “Разве не скрывается тогда в ней Господь Спаситель в Своей Человечности, в которой Он зовётся Иисусом Христом, поскольку только Он в Своей Человечности есть праведность?” На это они сказали: “Да, такое следствие определённо и несомненно”.

Курфюрст продолжал с настойчивостью: “Откройте эту веру, и ещё раз загляните в неё; поищите тщательно, нет ли внутри неё ещё чего-нибудь?” Министры ответили: “В ней скрыта также милость Бога Отца”. На это курфюрст сказал: “Поразмыслите и уясните себе как следует, и вы увидите, что это - милость Сына у Отца, ведь это Сын просит и заступается. Поэтому я говорю вам: раз вы исповедуете, почитаете и высоко цените эту вашу одну веру, то должны будете исповедовать, почитать и высоко ценить одного Господа Спасителя в Его Человечности, поскольку, как было сказано, Он в Своей Человечности был и есть праведность. В священном писании я увидел, что Он в Своей Человечности есть также Иегова и Бог, из следующего:

Вот, придут дни, когда Я восставлю Давиду отрасль праведную, которая будет царствовать как царь, и будет жить безопасно. И вот имя Его, которым будут называть Его: Господь праведность наша. Иер. 23:5,6; 33:15,16.

У Павла:

В Иисусе Христе вся полнота Божества обитает телесно. Кол. 2:9.

И у Иоанна:

Иисус Христос - истинный Бог и вечная жизнь. 1 Ин. 5:20.

Поэтому Его также называют “Бог веры” (Фил. 3:9).

CXIV Римские Католики в духовном мире.

 

817. Римские Католики в духовном мире находятся вокруг и ниже протестантов, и отделены от них пространствами, переходить которые запрещено. Тем не менее монахи, пользуясь тайными искусствами, сохраняют для себя возможность переходить, а также отправляют посланцев потайными тропами, чтобы те обращали людей. Но их выслеживают, и после наказания либо отсылают обратно к своим, либо сбрасывают вниз.

818. После Последнего Суда, который был совершён в духовном мире в 1757 году, состояние всех, а значит и Католиков, изменилось таким образом, что не дозволялось уже сходиться на собрания, как прежде; но для всех видов любви, как доброй, так и злой, назначены были пути, на которые немедленно попадают все прибывающие из мира, следуя затем к обществам, соответствующим их любви. Так злые направляются к обществам, которые в аду, а добрые - к обществам, которые в небесах. Посредством этого не допускается, чтобы создавались искусственные небеса, как раньше. Такие общества в мире духов, который находится посередине между небесами и адом, столь же многочисленны, как рода и виды склонностей любви к злу и к добру. До тех пор, пока они ещё не подняты на небеса или не сброшены в ад, они связаны духовно с людьми в мире, поскольку те тоже находятся посередине между небесами и адом.

819. У Римских Католиков есть к востоку от юга нечто вроде совета, на который собираются главные из них, чтобы обсудить различные вопросы их религии, в первую очередь, как им держать простой народ в слепом повиновении, и как расширить своё господство. Однако на этот совет не допускается никто из бывших в мире Папой, по той причине, что у таких в уме укореняется образ Божественной власти, поскольку в мире они присвоили себе могущество Господа. На этот совет не допускаются также кардиналы, тоже из-за их чрезмерного величия. Кардиналы, тем не менее, собираются в большом зале заседаний, расположенном ниже; но через несколько дней пребывания там их уводят, мне не дано было узнать, куда.

Есть у них и другое собрание в южной стороне к западу; оно занимается тем, что вводит доверчивых людей из народа в небеса. Вокруг себя они расположили несколько обществ для различных внешних удовольствий. В одних из них устраиваются танцы, в других - концерты, в каких-то - торжественные шествия, в каких-то - театральные и развлекательные представления; в некоторых есть люди, которые при помощи своего воображения создают великолепные виды, в некоторых - просто дурачатся и шутят. В некоторых ведут дружеские беседы: где о религии, где о политике, а где и на бесстыдные темы, и так далее. Они приглашают этих легковерных в то или иное общество, в зависимости от того, кому чего хочется, и говорят, что это небеса. Но после того, как те проведут там день или два, всем им это надоедает и они уходят, поскольку удовольствия эти - внешние, а не внутренние. Посредством этого многие из них также избавляются от нелепой веры в то, что в небеса можно ввести. Частности их богослужения в общем соответствуют тому богослужению, что было у них в мире. Точно так же, оно состоит из месс, которые проводятся на языке, не привычном духам, а составленном из высокомерных слов, вызывающих чувства внешней святости и трепета, которые, однако, совершенно непонятны.

820. Все приходящие в духовный мир с земли поначалу содержатся в вероисповедании и религии своей родины. То же самое и Римские Католики, так что перед ними всегда стоит некий образ Папы, которого они почитают теми же обрядами, что и в мире. Тот, кто в мире был Папой, по исходе из него редко ставится над ними. Однако один человек, занимавший пост Папы лет 30 - 40 назад, был поставлен во главе их по той причине, что лелеял в своём сердце более обычного веру, что Слово свято, и что нужно поклоняться Господу. Мне было дано говорить с ним, и он сказал, что почитает одного Господа, потому что Он - Бог, и всё в его власти на небесах и на земле, по Его словам у Матфея (28:18); что призывать святых бессмысленно, и что он ещё будучи в мире намеревался восстановить ту церковь, но не смог, и сказал, по каким причинам. Я видел его, когда этот большой северный город, населённый Католиками, а также и Реформатами, был разрушен в день Последнего Суда. Его унесли в паланкине в безопасное место.

По сторонам от большого общества, где он правит, как Папа, устроены школы, которые посещают сомневающиеся в вопросах религии. Там обращённые монахи учат их о Боге Спасителе Христе, а также о святости Слова. Эти монахи оставляют на их усмотрение, отвратятся ли они душой от канонизации, принятой в Римско-католической церкви. Принимающие их учение вводятся в многочисленное общество, где собраны отступившие от поклонения Папе и святым. Входя туда, они становятся словно пробудившимися от сна, или попавшими из суровой зимы в красоту ранней весны, или подобными моряку, достигшему гавани. Затем их приглашают на пир, и дают им превосходного вина в хрустальных кубках. Я слышал, что ангелы присылают с небес хозяину блюдо с манной, по виду и по вкусу точно подобной той, что посылалась на стан Детей Израиля в пустыне. Это блюдо передаётся гостям по кругу, и каждый может попробовать.

821. Все те из Католиков, которые в прежнем мире больше думали о Боге, чем о папстве, и делали добрые дела по простоте сердца, когда они понимают, что живут после смерти, легко отстраняются от суеверий, свойственных их религии, после того, как их учат, что здесь царствует Сам Господь, Спаситель мира. Для таких перейти от папства к Христианству так же легко, как войти в церковь через открытые двери, или пройти мимо охраны в приёмной во дворец по царскому повелению; или столь же легко, как поднять лицо и посмотреть на небо, когда оттуда слышатся голоса.

С другой стороны, тех, которые в течение своей жизни в мире редко, если вообще когда-либо, размышляли о Боге, и богослужение ценили лишь за его праздничность, так же трудно вывести из суеверий их религии, как войти в церковь через закрытые двери или пройти мимо охраны в приёмной во дворец, когда царь не дозволяет; или так же трудно, как змее в траве поднять взгляд к небу. Удивительно, что никто из Католической религии, попадая в духовный мир, не видит небес, в которых обитают ангелы: нечто вроде тёмного облака над ними застилает им взгляд. Однако, как только некоторые из них обращается и присоединяется к обращённым, небеса открываются, и иногда они видят там ангелов в белых одеждах; они сами поднимаются туда по истечении срока их подготовки.

CXV Святые Римских Католиков в духовном мире.

 

822. Известно, что у каждого человека есть от родителей врождённое, или наследственное зло, но немногие знают, где оно обитает во всей своей полноте. А обитает оно в любви к обладанию благами всех остальных, и в любви к господству. И эта последняя любовь такова, что рвётся настолько далеко, насколько ей ослабляют узду, до того, что человек горит желанием господствовать над всеми, и наконец хочет, чтобы к нему взывали и поклонялись ему, как Богу. Эта любовь - тот змей, что обманул Еву и Адама, ибо сказал женщине:

Знает Бог, что в день, в который вы вкусите от плода того дерева, откроются глаза ваши, и вы будете тогда, как Бог. Бытие 3:4,5.

Насколько человек, отпустив узду, погружается в эту любовь, настолько он отворачивается от Бога, и поворачивается к самому себе, и себе самому поклоняется. И тогда он может призывать Бога горячими устами из любви к себе, но с холодным сердцем из презрения к Богу. Всё Божественное церкви тогда служит ему средствами, а поскольку цель его - господство, средства ему по сердцу лишь в той степени, в которой они служат этой цели. Такой человек, если его возводят в высшие чины, воображает себя подобным Атланту, несущему на своих плечах земной шар, или Фебу, везущему на своих конях солнце по орбите.

823. Поскольку человек таков по наследству, всех канонизированных папскими буллами в духовном мире уводят с глаз долой от остальных и прячут, чтобы лишить их всякого сообщения с теми, кто им поклонялся. Это делается для того, чтобы те наихудшие корни зла не проросли в них, и чтобы они не впали в те безумства воображения, которые бывают у демонов. Такими безумствами бывают одержимы те, кто при жизни в мире страстно стремились стать святыми после смерти, для того, чтобы им поклонялись.

824. Многие из Римских Католиков, в особенности монахи, попадая в духовный мир, ищут своих святых, в первую очередь - святого своего ордена, и удивляются, что не находят. Но позже их наставляют о том, что эти святые рассеяны среди жителей либо небес, либо нижней земли, и что, где бы они ни были, они ничего не знают о том, что им поклоняются и к ним взывают. А те, которые знают, и хотят, чтобы к ним взывали, впадают в безумства и говорят бессмыслицу. Поклонение святым на небесах настолько мерзко, что одно упоминание о нём вызывает ужас, ибо насколько поклонение воздаётся какому-либо человеку, настолько отнимается у Господа, и в таком случае невозможно поклонение одному Господу. А если поклоняются не только Господу, то возникает разобщение, разрушающее единение с Господом, и происходящее от него счастье.

Чтобы я узнал, каковы святые Римских Католиков, для того, чтобы поведать об этом, с нижней земли возвели до сотни тех из них, которые знали о своей канонизации. Они появились позади меня, и лишь немногие - передо мной. Я беседовал с одним из них; это был, как мне сказали, Ксавер (Ксаверий, Ксавье ?). Когда он говорил со мной, он был подобен слабоумному. Однако он смог рассказать, что у себя, в том месте, где он заключён со всеми остальными, он не был слабоумным, но стал таким сразу же, как помыслил о том, что он святой и захотел, чтобы к нему взывали. Я слышал, как о том же самом бормотали позади меня. По другому обстоит дело с так называемыми “святыми” в небесах. Они почти ничего не знают о том, что с ними было на земле, и не допускается, чтобы они разговаривали с кем-либо из Римских Католиков, пребывающим в своём суеверии, чтобы к ним не передались такого рода понятия.

825. Из такого их состояния каждый может заключить, что взывать к святым - просто смешно. К тому же я могу засвидетельствовать, что призывы, обращённые к ним, они способны слышать не в большей степени, чем их статуи, установленные вдоль улиц, не более, чем стены церкви или птицы, гнёздящиеся на башнях. Их слуги в этом мире утверждают, что святые царствуют в небесах вместе с Господом Иисусом Христом. Но это басня и выдумка. Они не более правят там с Господом, чем конюх вместе с царём, чем привратник с аристократом или посыльный с архиепископом. Ибо Иоанн Креститель сказал о Господе, что недостоин даже развязать ремни обуви Его (Марк 1:7; Иоанн 1:27). Что же говорить о тех?

826. Парижанам, которые в духовном мире образуют общество, иногда является женщина среднего роста, в сияющем одеянии, лицом - будто бы святая, которая говорит, что она - Женевьева. Но когда некоторые из них начинают поклоняться ей, одежда и лицо её тотчас изменяются, и она становится подобной простой женщине. Она укоряет их за то, что они хотели поклоняться женщине, которую среди своих считают не более как служанкой, и удивляется, как это люди на земле оказались жертвами такого обмана.

827. К этому я добавлю самое важное. Мария, мать Господа, однажды прошла мимо и видна была над головой, в белом одеянии. Она немного задержалась тогда, чтобы сказать, что она была матерью Господа, и именно от неё Он рождён; но став Богом, Он оставил всё человеческое, принятое от неё, и поэтому теперь она поклоняется Ему, как своему Богу, и не хочет, чтобы кто-либо признавал Его её сыном, поскольку всё в Нём Божественно.

CXVI Мусульмане в духовном мире.

 

828. Мусульмане в духовном мире находятся за Римскими католиками на западе, и образуют как бы контур вокруг них. Они находятся сразу за Христианами по той причине, что они признают нашего Господа, как величайшего пророка, мудрейшего из всех, который послан в мир научить людей, и считают его Сыном Бога. В том мире каждый живёт на таком удалении от центра, где находятся Христиане, которое соответствует его признанию Господа и одного Бога. Ибо именно это признание соединяет умы с небом и определяет расстояние от востока, над которым находится Господь.

829. Поскольку религия у человека занимает высшее положение, а то, что ниже, получает жизнь и свет от высшего, и поскольку Мухаммед неразрывно связан в их умах с религией, у них перед глазами всегда находится какой-нибудь Мухаммед; а для того, чтобы лица их были обращены к востоку, над которым находится Господь, он располагается пониже центральной Христианской области. Это не тот настоящий Мухаммед, который написал Коран, а другой, исполняющий свою должность, и не один и тот же, а всегда разный. Как то раз им был один саксонец, пленённый алжирцами и ставший Мусульманином. Будучи также и Христианином, он время от времени порывался разговаривать с ними о Господе, говоря им, что Господь был не сыном Иосифа, а Сыном Самого Бога. На смену этому Мухаммеду затем пришли другие. На том месте, где находится изображающий Мухаммеда, является огонь, как бы от факела, как опознавательный знак. Но огонь этот не виден никому, кроме Мусульман.

830. Настоящего Мухаммеда, который написал Коран, ныне уже видеть нельзя. Мне сказали, что первое время он возглавлял их, но поскольку он хотел управлять всем, что относится к религии, как Бог, он был выдворен со своего места, расположенного под Римскими Католиками, и отослан на правую сторону, ближе к югу. Однажды коварные духи побудили некое общество из Мусульман поклоняться Мухаммеду, как Богу. Чтобы успокоить это восстание, Мухаммед был поднят с нижней земли и показан им; при этом и я видел его. Он выглядел, как те плотские духи, у которых нет внутреннего постижения, с лицом тёмным до черноты. Я слышал, как он сказал слова: “Я - ваш Мухаммед”, - и вскоре уже казалось, что он проваливается вниз.

831. Враждебность Мусульман к Христианам объясняется в первую очередь верой последних в три Божественные Личности, ведущей к поклонению трём Богам и стольким же Создателям. Но ещё враждебней они относятся к Римским Католикам из-за того, что те преклоняют колени перед изображениями. Потому они называют их идолопоклонниками, а остальных Христиан - фанатиками, говоря, что они делают Бога трёхголовым, когда говорят: один, а бормочут: три; и, следовательно, разделяют всемогущество, делая из одного всемогущества, принадлежащего одному Богу, три. Поэтому они подобны фавнам с тремя рогами, по одному для каждого Бога, и в то же время, все три для одного. Так они молятся, так они поют гимны и так проповедуют с кафедр.

832. У Мусульман, как и у всех народов, которые признают одного Бога, любят справедливость и делают добро по религии, есть свои небеса, но они вне Христианских. Мусульманские небеса разделены на две части. В нижних живут порядочно с несколькими жёнами; но лишь те, которые отказываются от наложниц и признают Господа нашего Спасителя, а также власть Его над небесами и адом, поднимаются оттуда в их верхние небеса. Я слышал, что им невозможно представить себе Бога Отца и нашего Господа, как единое, но они могут верить в то, что Господь правит небесами и адами, потому что Он - Сын Бога Отца. Такова у них вера, по которой Господь даёт им возможность восходить в верхние небеса.

833. То, что стран, в которых принята Мусульманская религия, больше Христианских, может смутить тех, которые думают о Божественном Провидении, и в то же время верят, что никто не может спастись, если не рождён Христианином. Но для тех, кто верит, что всё происходит по Божественному Провидению, Мусульманская Религия не будет камнем преткновения. Такие исследуют, отчего это, и находят ответ. Дело в том, что Мусульманская религия признаёт Господа величайшим пророком, мудрейшим из всех и Сыном Бога. Но они сделали Коран Библией своей религии, и потому Мухаммед, который написал её, постоянно пребывает в их мыслях, и ему некоторым образом поклоняются, так что они не много думают о нашем Господе. Чтобы понять наиболее полно, что эта религия развилась по Божественному Провидению Господа для истребления идолопоклонства во множестве народов, будем говорить в определённом порядке, но начнём с источника идолопоклонства.

Прежде чем была принята религия Мусульман, во многих царствах мира было распространено поклонение идолам. Причина состоит в том, что все церкви, которые существовали до пришествия Господа, были изобразительными. Такой была и Израильская церковь. Скиния, облачение Аарона, жертвоприношения, всё, что относилось к храму Иерусалимскому, и даже законы, - всё это были изображения. У древних была наука соответствий, она же и есть наука изображений, высшая наука из всех наук, получившая особенное развитие в Египте, откуда и их иероглифы. Именно из этой науки они знали, что означает каждая порода животных и каждый вид деревьев, а также горы, холмы, реки и источники, солнце, луна и звёзды. Эта наука давала им и представление о духовных предметах, поскольку изображения получают своё начало от изображаемых предметов, имеющих отношение к духовной мудрости ангелов небесных.

Итак, поскольку всё их богослужения были изобразительными, состоящими из одних соответствий, они проводили их на горах и холмах, в рощах и садах, освящали источники, и делали изваяния лошадей, быков, тельцов, ягнят, и даже птиц, рыб и змей, и ставили их у своих храмов и во дворе перед ними, а также дома, следуя порядку духовных понятий церкви, которым они соответствовали, или которые они изображали и поэтому обозначали. В дальнейшем, когда знание соответствий было утеряно, их последователи стали поклоняться самим изваяниям, будто бы они сами по себе святы, не зная о том, что их древние предки не видели в них ничего святого, но лишь считали их изображающими святое по их соответствиям. Отсюда возникли идолопоклонства, которые затем наводнили так много царств в мире.

Чтобы искоренить эти идолопоклонства, по Божественному Провидению Господа сделано было так, что должна была зародиться новая религия, приспособленная к характеру восточных народов, в которой было бы что-то от Слова обоих Заветов, и которая учила бы, что Господь пришёл в мир, и что Он - величайший пророк, мудрейший из всех и Сын Бога. Совершено это было через Мухаммеда, по имени которого эта религия была названа. Из всего этого ясно, что эта религия образовалась по Божественному Провидению Господа, и как уже сказано, была приспособлена к характеру восточных народов, с той целью, чтобы истребить идолопоклонства многих царств мира и дать им некоторые сведения о Господе до того, как они попадут после смерти в духовный мир. Религия эта не была бы принята в столь многих царствах и не искоренила бы идолопоклонства, если бы не была в согласии с понятиями их мышления; в частности, если бы не было разрешено многожёнство, потому что без такого разрешения Азиаты более Европейцев воспламенились бы страстью к грязным прелюбодеяниям, и погибли бы.

834. Однажды мне было дано познать, каков жар их любви в многожёнстве. Я беседовал с одним из них, который выступал в роли Мухаммеда. Этот наместник, поговорив со мной некоторое время издали, послал мне ложку из чёрного дерева и ещё некоторые вещи, которые служили знаком, что это - от него. Тотчас же открылось отверстие для выхода из разных мест жара их любви в многожёнстве. Из одних мест он ощущался, как тепло из купален после мытья, из других - как тепло из кухонь, где варят мясо, из иных - как из харчевен, где подают остро пахнущие блюда, из иных - как из аптекарских кладовых, где готовят эмульсии и тому подобное, из иных - как из публичных домов и кабаков, а из иных - как из лавок, где продают шкуры, кожу и обувь. В каждом тепле было что-то зловонное, резкое и раздражающее от ревности. Напротив, в Христианских небесах, когда удовольствие их любви ощущается как запах, тепло ароматно, как в садах и виноградниках, и как в розариях, в других местах - как в лавках благовоний, а в иных - как в давильнях и погребах виноделов. Что удовольствия любви в духовном мире часто ощущаются, как запахи, - это неоднократно было показано в моих опытах, помещённых в конце каждой главы.

CXVII Африканцы в духовном мире; и кое-что ещё о язычниках.

 

835. Те народы, которые ничего не знали о Господе, являются в духовном мире вне тех, которые знали о Нём. Вплоть до того, что самые окраины составляют одни законченные идолопоклонники, которые в прежнем мире обожествляли солнце и луну. Те же, которые признавали одного Бога, и принимали наставления, подобные Десяти Заповедям, в свою религию, а из неё в свою жизнь, непосредственнее сообщаются с Христианами в центре, поскольку для них не служат преградой Мусульмане и Римские Католики. Кроме того, язычники разделены в соответствии с особенностями их характера и способностью принимать свет от Господа через небеса. Среди них есть более внутренние и более внешние, что обусловлено отчасти климатом, отчасти предками, от которых они произошли, а также воспитанием и религией. Африканцы самые внутренние из всех.

836. Все признающие одного Бога создателем вселенной, и поклоняющиеся Ему, хранят понятие о Нём, как о человеке. Они говорят, что ни у кого не может быть иного представления о Нём. Когда они слышат, что у многих понятие о Боге, как о каком-то эфире или облаке, они спрашивают, где же такие есть. Когда им говорят, что такие среди Христиан, они заявляют, что это невозможно. Им отвечают, что такое понятие у них оттого, что в Слове Бог назван Духом, а о духе они могут думать не иначе, как о чём-то эфирном, или о чём-то в виде облака, не зная, что любой дух и любой ангел есть человек. Когда же исследуют, действительно ли их духовное понятие совпадает с природным, то выясняется, что эти понятия не совпадают у тех, которые внутренне признавали Господа Спасителя Богом небес и земли. Слышал я, как один из священников говорил, что ни у кого не может быть представления о Божественной Человечности, и видел, как его приводили к различным языческим народам, каждый раз к более внутренним, а также в их небеса, и, наконец, в Христианские небеса, и повсюду ему было дано сообщаться с их внутренним восприятием Бога. И он заметил, что у них не иное понятия о Боге, как о Божественном человеке, и что человек никем иным не мог быть сотворён, кроме Того, чьим образом и подобием он является.

837. Поскольку Африканцы превосходят всех остальных способностью внутреннего суждения, у меня были с ними беседы на темы, требующие углублённого исследования, а недавно - о Боге, о Господе Искупителе и о внутреннем и внешнем человеке. Так как эта беседа понравилась им, я приведу кое-что из того, что они постигли благодаря внутреннему зрению об этих трёх предметах.

О Боге они сказали, что Он, конечно же, спускался на землю, и сделался видимым для людей, поскольку Он - их Создатель, Защитник и Предводитель, и что род человеческий - Его род; и что Он видит, исследует и предусматривает всё вообще и в частностях на земле и в небесах, - как бы всё добро их в Нём, а Он в них. Причина в том, что Он - солнце ангельских небес, которое так же высоко находится над духовным миром, как земное солнце над миром природным, а Тот, кто есть солнце, видит, исследует и предусматривает всё вообще и в частностях, что под Ним. А коль скоро именно Его Божественная любовь является, как солнце, следовательно Он заранее заботится как о самом великом, так и о самом малом, что нужно для жизни, а для человека - о том, что касается любви и мудрости; о том, что касается любви - через тепло того солнца, а о том, что касается мудрости - через его свет. Итак, если вы составите себе представление о Боге, который является Солнцем мироздания, то несомненно увидите и признаете Его вездесущесть, всезнание и всемогущество.

838. Следующая моя беседа с ними была о Господе Спасителе. Я сказал им, что Бог в своей сущности есть Божественная любовь, и что Божественная любовь - это как бы чистейший огонь. Любовь, рассмотренная сама в себе никакой другой цели не преследует, кроме той, чтобы стать единой с тем, что она любит, а Божественная любовь стремится соединить себя с человеком, и человека с собой, и даже до того, что она будет в нём, и он в ней. Поскольку же Божественная любовь есть как бы чистейший огонь, очевидно, что Бог, будучи таковым, ни в малейшей степени не мог бы быть в человеке, и сделать так, чтобы человек был в Нём, ибо тогда Он развеял бы всего человека в тончайший дым. Но поскольку Бог по самой своей сущности пылает любовью к соединению с человеком, Ему необходимо было облечься в тело, пригодное к принятию и соединению. Для этой цели Он сошёл и воспринял Человечность в соответствии с порядком, который он установил от сотворения мира, и который состоит в том, чтобы Он был зачат исходящей от Него силой, выношен в утробе, рождён и затем возрастал в мудрости и в любви, приближаясь тем самым к соединению со Своим Божественным началом. Так Бог стал человеком, а человек - Богом. Что это так, ясно учит и свидетельствует Писание о Нём, которое есть у Христиан, и называется Словом. И Сам Бог, которого в Его Человечности называют Иисусом Христом, говорит, что Отец в Нём, и Он в Отце, и кто видит Его, тот видит Отца, и многое другое в том же смысле.

Рассудок видит также, что Бог, чья любовь есть чистейший огонь, никак иначе не мог бы соединить Себя с человеком и человека с Собой. Разве мог бы огонь солнца, как он есть, коснуться человека, тем более войти в него, если бы его лучи не были окутаны атмосферами, и он не сделался бы, умерив свой жар, пригодным для человека? Возможно ли, чтобы чистый эфир окружал человека, а тем более проникал в бронхи его лёгких, если бы не был приспособлен к этому тем, что наполнен воздухом? И рыба не может жить в воздухе, но лишь в той стихии, которая подходит для её жизни. Никакой царь на земле не может лично, или непосредственно, управлять всем вообще и в частности в своём царстве, но только через высших и низших чиновников, которые вместе составляют его царское тело. И душа человека не может сделаться видимой для другого, общаться с ним, являть ему доказательства своей любви, без посредства тела. Как же тогда Бог мог бы делать всё это, если не при помощи Человечности, Ему принадлежащей? Африканцы, выслушав это, постигли больше других, поскольку обладали более внутренним разумением, и каждый одобрил сказанное в меру своего постижения.

839. В завершение мы поговорили о внутреннем и внешнем человеке. Говорили о том, что люди, которые постигают предметы внутренне, пребывают в истинном свете, то есть, в свете небес; в то же время люди, которые постигают предметы внешне, лишены всякого света истины, поскольку пребывают лишь в свете мира. Таким образом, люди внутренние наделены пониманием и мудростью, тогда как удел людей внешних - безумство и искажённое зрение. Внутренние люди духовны, поскольку они мыслят из духа, возвышенного над телом, и поэтому видят истины в свете; внешние же люди - природно-чувственные, поскольку мыслят из обманчивых чувств тела, и поэтому видят истины словно в тумане, а когда истолковывают их для себя, видят ложь как истину. Внутренние люди подобны стоящим на горе посреди равнины, или на башне в городе, или на сторожевой вышке в море; внешние же люди подобны стоящим под горой в долине, или в подвале башни, или в лодке под сторожевой вышкой, и видят только то, что рядом с ними.

Далее, внутренние люди подобны тем, которые живут на втором или третьем этаже дома или дворца, стены которого - сплошные окна из хрустального стекла; они могут осматривать город в любом направлении и узнают любое здание в нём. Внешние же люди подобны живущим на нижнем этаже, окна которого сделаны из склеенных кусков бумаги, так что они даже улицы перед домом не видят, а только то, что внутри дома, да и то лишь при свете свечи или очага. Внутренние люди - как орлы в вышине, которые видят всё под собой на большие расстояния. В свою очередь внешние люди - как петухи на насесте, кукарекающие во весь голос перед курами, которые ходят по земле. Сверх того, внутренние осознают, что познанное ими, по сравнению с непознанным, как вода в кувшине по сравнению с водой в озере; внешние же убеждены, что знают всё. Африканцы обрадовались сказанному, поскольку признали, что это так, по внутреннему зрению, которым они превосходят других.

840. По причине такой особенности Африканцев у них в настоящее время есть откровение, которое распространяется от того места, где оно начиналось, но не достигает морей. Они с презрением сторонятся путешественников из Европы, которые верят, что человек спасается одной верой, а значит, только мыслями и словами, и не желаниями и делами вместе с тем; они говорят, что тот не человек вовсе, у которого есть некое вероисповедание, но он не живёт в соответствии со своей религией, ибо тогда он неизбежно становится глупым и злым, поскольку ничего не приемлет с небес. Кроме того, они называют изощрённую злонамеренность глупостью, потому что в ней нет жизни, но одна смерть.

Я несколько раз беседовал с Августином, который в трёхсотых годах был епископом Гиппонским в Африке. Он сказал, что нынче он пребывает там, вдохновляя их на поклонение Господу, и что есть надежда на распространение этого нового евангелия в соседних областях. Я слышал, как этому откровению радовались Ангелы, поскольку через него открывалось для них сообщение с рассудочным началом человека, которое до того было закрыто общим догматом о подчинении разума церковной вере.

CXVIII Евреи в духовном мире.

 

841. До Последнего Суда, который совершён был в 1757 году, Евреи в духовном мире находились по левую сторону от Христианского центра, в долине. Вслед за тем они были перенесены на север, и им были запрещены всякие сношения с Христианами, кроме странников за пределами городов. В этой стороне есть два больших города, в которые переносятся Евреи после смерти. До Суда оба они назывались Иерусалим, а после стали называться по-другому, так как после Суда под Иерусалимом стали понимать церковь в отношении её учения, в которой поклоняются одному Господу. Управляют в их городах обращённые Евреи, которые убеждают их не говорить о Христе оскорбительно, и наказывают тех, которые всё-таки делают это. Улицы в их городах все в грязи по голень, а дома полны нечистот и поэтому пахнут так, что в них даже войти невозможно. Впоследствии я заметил, что многие из этого народа нашли себе пристанище на юге, и когда я спросил, кто они, мне сказали, что они -те, что не предавали значения поклонению остальных, и в душе не могли расстаться с вопросом, придёт ли когда-нибудь Мессия; а ещё те, которые размышляли в мире о разных вещах по рассудку, и по нему же жили. Большую часть их составляют так называемые Португальские Евреи.

842. Евреям иногда является ангел на небольшой высоте над ними, с посохом в руке, который позволяет им верить, что он - Моисей. Он убеждает их отказаться от бессмысленного ожидания Мессии хотя бы здесь, потому что Мессия - это Христос, который царствует над ними и над всеми остальными, и говорит, что он знает об этом, и знал о Нём, когда был в мире. Выслушав всё это, они удаляются; большинство из них забывают об этом, и немногие помнят. Тех, которые помнят, посылают в синагоги обращённых Евреев, и там обучают. Обученным дают новую одежду взамен рваной, а также изысканно написанное Слово, и ещё не лишённое красоты жилище в городе. А те, которые не принимают учения, сбрасываются вниз, многие из них - в леса и пустыни, где они совершают разбойничьи нападения друг на друга.

843. В том мире, как и в прежнем, Евреи торгуют самыми разными товарами, преимущественно драгоценными камнями, которые они достают неведомыми путями с небес, где драгоценные камни в изобилии. Они торгуют драгоценными камнями по той причине, что читают Слово на его родном языке, и считают его буквальный смысл святым, а драгоценные камни соответствуют буквальному смыслу. Что духовное начало их драгоценных камней есть буквальный смысл Слова, и что отсюда происходит соответствие между ними, видно из главы о Священном Писании (217, 218). Более того, они могут изготавливать подобия этих камней при помощи своего искусства, и внушать представление, будто они настоящие; но таких сурово наказывают их правители.

844. Евреи отличаются в особенности тем, что не знают о своём пребывании в духовном мире и верят, что до сих пор находятся в мире природном, по той причине, что они - крайне внешние люди и не могут думать о религии внутренне. Поэтому они говорят о Мессии так же, как и прежде. Одни говорят, что Он придёт с Давидом, и в сияя диадемами станет во главе их и поведёт их в землю Ханаан, взмахом своего жезла осушая реки на их пути. Они говорят, что Христиане, которых они на самом деле между собой называют язычниками, будут хватать тогда их за полы одежды и будут униженно молить, чтобы их взяли с собой, а они примут богатых, смотря по размеру их богатства, чтобы те прислуживали им. В подтверждение этого они приводят сказанное у Захарии (8:23) и у Исаии (66:20), а о Давиде, что он придёт и будет их царём и пастырем, - у Иеремии (30:9) и Иезекииля (34:23-25; 37:23-26). Они совершенно не желают слышать, что “Давид” в этих местах означает нашего Господа Иисуса Христа, а “евреи” - тех, кто войдёт в Его церковь.

845. Когда их спрашивают, твёрдо ли они уверены, что все они попадут в землю Ханаан, они отвечают, что все тогда пойдут в неё, и умершие евреи воскреснут и из своих могил войдут в землю ту. Когда же им возражают, что невозможно для них выйти из могил, поскольку они уже живут после смерти, они отвечают, что в то время они сойдут обратно в свои тела, и так будут жить. Когда им говорят, что земля та не сможет вместить всех, они отвечают, что в то время она будет расширена. Когда говорят, что царство Мессии, раз Он - Сын Божий, будет не на земле, а на небесах, они отвечают, что земля Ханаанская тогда станет небесами. Когда говорят, что они не знают, где находится Вифлеем-Ефрафа, в котором должен родиться Мессия по предсказанию у Михея (5:2) и в Псалмах Давида (131:6), они отвечают, что мать Мессии всё равно родит там, а другие говорят, что где бы она не родила, там и будет Вифлеем. Когда их спрашивают, как сможет Мессия жить с такими дурными людьми, подтверждая многими местами из Иеремии и в особенности Песней Моисея (Втор., глава 32), что они - худший из народов, те отвечают, что среди евреев есть и хорошие, и плохие, а в этих местах подразумеваются плохие.

Когда им говорят, что все они - потомки женщины из Ханаана, и происходят также от блуда Иуды с его невесткой (Бытие, глава 38), они отвечают, что это был не блуд. Когда же им возражают, что Иуда, тем не менее, приказал выгнать её и сжечь за то, что она претворилась блудницей, они удаляются, чтобы посоветоваться, и после обсуждения говорят, что он просто выполнил обязанность деверя, поскольку ни Онан, его второй сын, ни Шела, его третий сын, этого не сделали. К этому они прибавляют, что очень многие из них происходят из колена Левитов, которому дано священство, и достаточно того уже, что все они - потомки Авраама. Затем, когда им говорят, что внутри Слова содержится духовный смысл, в котором многое сказано о Христе, или Мессии, они отвечают, что это вовсе не так. Однако некоторые из них говорят, что в самой глубине Слова, или на дне его, нет ничего кроме золота, и другие подобные вещи.

 

* * * * *

 

846. Однажды я был вознесён духом своим в ангельские небеса, в одно из их обществ. Ко мне подошли некоторые из мудрых этого общества, и спросили: “Что нового на земле?” Я рассказал им, что новое состоит в том, что Господь открыл такие тайны, которые превосходят своим совершенством все до сих пор явленные тайны, со времён зарождения церкви. Они спросили меня, что это за тайны, и я ответил:

1. Во всякой частности Слова содержится духовный смысл, соответствующий природному смыслу, и посредством него осуществляется связь людей церкви с Господом. Кроме того, благодаря этому смыслу создаётся сообщение с ангелами, и именно в этом смысле заключена святость Слова.

2. Открыты были те соответствия, из которых состоит духовный смысл.

Ангелы спросили: “Разве жители земли до этого не знали о соответствиях?” Я ответил, что об этом не было известно ничего вообще, это было скрыто на тысячи лет, то есть со времён Иова. Между тем, среди живших в те времена знание соответствий было наукой из наук, которая служила им источником мудрости, потому что заключала в себе знания духовных предметов, относящихся к небесам и церкви. Однако, поскольку наука эта выродилась в идолопоклонство, по Божественному провидению Господа она была забыта и утеряна настолько, что и следа от неё не осталось. Но ныне она снова открыта Господом, чтобы люди церкви могли соединяться с Ним и сообщаться с ангелами. И то, и другое происходит посредством Слова, которое целиком и в каждой частности состоит из соответствий.

Ангелы были очень рады, что Господу угодно было открыть великую тайну, которая была так глубоко скрыта тысячи лет. Они сказали, что сделано это было для того, чтобы Христианская церковь, которая основана была на Слове, и теперь приблизилась к своему концу, снова ожила и дух свой получала от Господа через небеса. Они поинтересовались также, стало ли известно посредством этой науки значение крещения и Святого Причастия, о которых до настоящего времени было столько разнообразных суждений. Я ответил, что теперь известно.

3. Далее я сказал, что Господь сделал нынче откровение о жизни людей после смерти. “Что о жизни после смерти? - Спросили ангелы. - Кто же не знает, что человек живёт после смерти?”

“И знают, и не знают, - ответил я. - Говорят, что не человек живёт, а душа его, и живёт как дух. О духе же у них понятие, как о ветре или эфире, и говорят они, что человек не живёт как человек, пока не настанет день Последнего Суда, когда всё телесное, что он оставил в мире, пусть даже поеденное червями, крысами или рыбами, будет собрано воедино, и вновь образует тело, и так люди воскреснут.

“Как это? - спросили ангелы. - Кто же не знает, что человек продолжает жить человеком после смерти, с той лишь разницей, что он тогда уже не материальный, как раньше, а субстанциальный человек; и что субстанциальный человек видит другого субстанциального человека точно так же, как материальный человек видит другого материального человека. И люди не замечают никаких различий, кроме того, что они в более совершенном состоянии”.

4. Ангелы спросили, что известно об их мире, о небесах и об аде. Я отвечал, что ничего не известно. Но в настоящее время Господь открыл, что собой представляет мир, в котором живут ангелы и духи, то есть небеса и ад. Открыто было также, что ангелы и духи соединены с людьми, и многие другие удивительные вещи. Ангелы были очень рады, что Господу было угодно открыть всё это, и незнание уже не будет причиной сомнений людей в своём бессмертии.

5. Далее я сказал: “Нынче Господом открыто, что в вашем мире не такое солнце, как в нашем, что солнце вашего мира есть чистая любовь, тогда как солнце нашего мира - чистый огонь, следовательно всё, что исходит от вашего солнца, поскольку оно есть чистая любовь, имеет нечто от жизни, а всё, что от нашего, которое есть чистый огонь, ничего в себе от жизни не имеет. В этом различие между духовным и природным, различие, до сих пор неизвестное, но теперь открытое. Отсюда становится известным и то, откуда исходит свет, озаряющий человеческий разум мудростью, и откуда исходит тепло, зажигающее любовь в человеческой воле”.

6. “В дополнение к тому открыто, что есть три степени жизни, и вследствие этого имеется трое небес, и человеческий ум делится по этим трём степеням, а человек поэтому соответствует трём небесам”. Ангелы спросили: “Разве раньше не знали об этом?” Я ответил, что знали о степенях различия большего и меньшего, но не предшествующего и последующего”.

 

7. Ангелы спрашивали меня, многое ли ещё было открыто. Я ответил, что многое, а именно о Последнем Суде, о том, что Господь есть Бог небес и земли, что Бог един как личностью, так и сущностью, и в Нём - Божественная Троица, и Он - Господь. Далее, о новой церкви, которую собирается основать Господь, и об учении этой церкви; о святости Священного Писания; было откровение об Апокалипсисе, и более того, о жителях других планет и о землях во вселенной. Не говоря уже о многочисленных удивительных и достопамятных вещах из духовного мира, с помощью которых многое принадлежащее небесной мудрости стало известно.

847. Затем я говорил с ангелами о том, что ещё одно откровение было сделано Господом в мире. Они спросили: “Какое же?” “О любви истинно супружеской и её духовных удовольствиях” - ответил я. “Да найдётся ли такой, кто не знает, что удовольствия супружеской любви превосходят удовольствия любой другой любви? - Спросили ангелы. - И кто не может уразуметь, что в одну любовь собрано всё блаженство, счастье и наслаждение, которое только может даровать Господь, поскольку она соответствует любви между Господом и церковью; и истинно супружеская любовь - это вместилище всех этих удовольствий, в котором они в полной мере принимаются и ощущаются.

Я ответил, что об этом люди не знают, поскольку не обращаются к Господу, и поэтому не избегают плотских вожделений, таким образом, не могут быть возрождены. Истинно супружеская любовь приходит только от Господа, и даруется тому, кто возрождён Им. Это те, кто приняты в новую церковь Господа, которая подразумевается в Откровении под “Новым Иерусалимом”. Я добавил ещё, что сомневаюсь, захотят ли люди на земле поверить сейчас, что эта любовь по сути своей духовна, и потому происходит от религии, коль скоро у них лишь плотское понятие о ней. Ведь то, что от религии, у духовных людей - духовное, у природных - природное, а у прелюбодеев - чисто плотское.

848. Ангелы были очень обрадованы всем услышанным, но почувствовав, что я чем-то опечален, спросили, какова причина моей грусти. Я ответил, что хотя тайны, открытые Господом в настоящее время, превосходят совершенством и важностью все духовные знания, возвещённые доныне, на земле их ни во что не ставят.

Ангелы удивились этому и просили Господа позволить им взглянуть вниз, на мир. Посмотрев, они не увидели ничего, кроме темноты. Тогда им было сказано написать все те тайны на листе бумаги, который затем им следовало сбросить на землю, и увидеть удивительные вещи. Так и было сделано, и вот, бумага с записанными на ней тайнами была брошена на землю. По мере того, как она опускалась, пока ещё была в мире духов, она светилась, как звезда, а когда попала в природный мир, её свет исчез, и она постепенно стала пропадать из виду. Когда же ангелы послали её в собрание учёных и образованных представителей духовенства и мирян, от многих из них послышался ропот, в котором можно было различить слова: “Что это? На что это годиться? Какое нам дело, знаем мы это или нет? Да это просто кто-то выдумал, и всё”. Затем казалось, что некоторые из них берут эту бумагу, складывают и сворачивают, скручивают её между пальцев, а другие как будто рвут её на части и хотят растоптать ногами. Но Господь удержал их от такого поругания, и ангелам приказано было забрать бумагу и охранять её. Поскольку ангелы были огорчены и думали про себя: “Сколько же этому продолжаться?” - им было сказано:

В продолжение времени, времен и полвремени. Откр. 12:14.

849. Вслед за тем я услышал из-под земли враждебное бурчание и голоса, говорившие: “Сотвори чудеса и мы поверим”. “А это разве не чудеса?” - спросил я в ответ. “Нет”, - ответили они. Я спросил: “Что же тогда чудеса?” “Покажи и открой будущее, - сказали они, - и мы обретём веру”. Но я ответил: “Это не дано Господом, потому что насколько человек знает будущее, настолько его рассудок и разум вместе с рассудительностью и мудростью, впадают в бездействие, оцепенение и гибнут”.

Я снова спросил их: “Какое ещё чудо мне сотворить?” Тогда раздался крик: “Сотвори те же, что и Моисей в Египте!” “Так вы же тогда ожесточите сердца свои, как Фараон и Египтяне”, - возразил я. Они ответили: “Нет”. Тогда я сказал: “Обещайте мне, что не будете плясать вокруг золотого тельца и поклоняться ему, как потомки Иакова спустя всего месяц после того как видели гору Синай, объятую огнём, и слышали Самого Иегову, говорившего из огня, то есть величайшее из чудес”. (Золотой телец в духовном смысле означает удовольствия плоти.) Из под земли мне ответили: “Мы не будем, как потомки Иакова”.

И в этот момент я услышал, как им было сказано с небес: “Если вы не верите Моисею и Пророкам, то есть Слову Господа, вы и по чудесам поверите не больше, чем потомки Иакова в пустыне. И не больше поверите, чем те, которые собственными глазами видели чудеса, сотворённые Самим Господом, когда Он был в мире”.

850. Вслед за тем я увидел, что какие-то люди поднимаются из-под земли, откуда я слышал всё это. Они мрачным тоном обратились ко мне со словами: “Как случилось, что последовательность тайн, только что перечисленную тобой, твой Господь открыл тебе, мирянину, а не кому-либо из духовенства?” Я отвечал: “Так было Господу благоугодно, и Он готовил меня к этому служению с самой молодости. Однако ж, и я со своей стороны задам вам вопрос: почему Господь, когда был в мире, выбрал своими учениками рыбаков, а не законников, книжников, священников или раввинов? Обсудите этот вопрос между собой, сделайте вывод из ваших суждений, и найдёте причину”. Услышав это, они сначала стали роптать, а затем умолкли.

Я предвижу, что многие читатели сообщений о моём опыте, помещённых в конце глав, сочтут их плодами воображения. Но я подтверждаю в истине, что это не выдумки, но поистине увиденное и услышанное, и увиденное и услышанное не в сонном состоянии ума, а в полном бодрствовании. Ибо Господу было угодно явиться мне и послать меня учить всему, что относится к Его новой церкви, которая подразумевается под Новым Иерусалимом в Откровении. Для этой цели Он открыл внутреннее моего ума, или духа, благодаря чему мне было дано одновременно быть в духовном мире с ангелами и в природном мире с людьми, и так на протяжении уже двадцати семи лет.

Кто в Христианском мире мог бы знать что-либо о небесах и об аде, если бы Господу не было угодно открыть зрение духа одного из людей, показать ему и научить его? Что описанное в опытах можно видеть на небесах, становится ясным из подобных вещей, виденных и описанных Иоанном в Откровении, а также виденных и описанных пророками в Слове Ветхого Завета. В Откровении - следующее: Иоанн видел Сына Человеческого посреди семи светильников, видел в небесах скинию, храм, ковчег и алтарь; книгу, опечатанную семью печатями, как она была открыта, и выходящих оттуда коней; четырёх животных вокруг престола; по двенадцать тысяч избранных от каждого колена; саранчу, выходящую из бездны; женщину, родившую младенца мужского пола, и убежавшую в пустыню из-за дракона; двух зверей, одного выходящего из моря, другого - из земли; ангела, летевшего посредине неба, который имел вечное евангелие; стеклянное море, смешанное с огнём; семерых ангелов, имевших семь последних язв; чаши, вылитые ими на землю, в море, в реки, на солнце, на престол зверя, в Евфрат и на воздух; женщину, сидящую на багряном звере; дракона, брошенного в озеро из огня и серы; белого коня; великую вечерю; новые небеса и новую землю; святой Иерусалим, сходящий с небес, ворота, стену и основания стены которого он описал; потом реку воды жизни и деревья жизни, приносящие плоды каждый месяц; и многое другое, - всё это видел Иоанн, когда он был духом в духовном мире и в небесах.

Добавим сюда и то, что Апостолы видели после воскресения Господа, и позже - Пётр (Деяния, глава 11), а также что видел и слышал Павел.

Далее, что видели пророки Ветхого Завета. Например, Иезекииль видел четырёх существ, которые были Херувимами (главы 1 и 10); новый храм и новую землю, и ангела, измеряющего их (главы 40-48); он был перенесён в Иерусалим, где он видел мерзости, и в Халдею (главы 8 и 11).

Подобно тому Захария видел человека верхом на коне между миртами (1:8 сл.); четыре рога, и затем человека с землемерной верёвкой в руках (глава 2); летящий свиток и эфу (5:1,6); четыре колесницы между двух гор и коней (6:1 сл.).

Подобно тому Даниил видел четырёх зверей, выходящих из моря (7:1 сл.); Сына Человеческого, идущего с облаками небесными, владычество которого не прейдет, и царство не разрушится. (7:13,14); битвы овна с козлом (8:1 сл.); он видел ангела Гавриила и разговаривал с ним (глава 9). Подобно тому и слуга Елисея увидел колесницы и лошадей, и увидел тогда, когда открыты были ему глаза (4 Цар. 6:17).

Из этих и многих других мест Слова известно, что многие люди видели то, что существует в духовном мире, как до пришествия Господа, так и после него. Что же в том удивительного, что это происходит и теперь, при начале новой церкви, или схождении Нового Иерусалима с небес?

Finis.

Rambler's Top100