Катехизис, или Десять Заповедей, разъяснённые как по внешнему, так и по внутреннему смыслу (глава 5)


oглавление

282. Во всем мире нет народа, который не знает, что нельзя совершать убийства или прелюбодеяния, красть и лжесвидетельствовать. Равно известно, что любое царство, республика или иное существующее общество, если в нем нет законов против таких пороков, придет в упадок. Так может ли кто предположить, что Израильский народ настолько глупее остальных, чтобы не ведать, что так делать нельзя? Поэтому удивительно, что законы, которые общеизвестны на Земле, провозглашены были таким чудесным способом Самим Иеговой с горы Синай. Но обратите внимание: таким чудесным способом они были провозглашены, чтобы было известно, что эти законы - не только гражданское и нравственное законодательство, а еще и Божественные законы, так что поступать против них - значит не только вредить ближнему, то есть, своим согражданам и обществу, но и грешить против Бога. Так, провозглашенные Иеговой с горы Синай, они стали религиозными законами. Очевидно, что каждая заповедь, данная Иеговой, должна быть непременно религиозной заповедью, то есть, тем, что надо делать, чтобы спастись. Однако перед разъяснением заповедей я должен сперва сказать об их святости, чтобы было ясно, что они имеют религиозное содержание.

I Десять Заповедей были верхом святости для Израильской церкви.

283. Десять заповедей, которые являются отправной точкой Слова, а значит и церкви, которая должна была образоваться среди Израильского народа, будучи в малом объеме сводом всей полноты религии, создающей связь Бога с человеком и человека с Богом, были так святы, что не могло существовать ничего более святого. Их исключительная святость очевидна из следующих моментов.

Сам Господь Иегова сошел на гору Синай в огне и окружении ангелов, и оттуда громко провозгласил их, гора же была огорожена, чтобы кто-нибудь не приблизился и не был убит. Ни священники, ни старейшины не подходили, один Моисей. Заповеди написаны были на двух каменных скрижалях перстом Божьим. Когда Моисей во второй раз снес вниз скрижали, его лицо сияло. Скрижали затем были уложены в Ковчег, который был центром Скинии. Они были укрыты крышкой, поверх которой находились херувимы, сделанные из золота. Та центральная часть Скинии, где находился Ковчег, называлась Святое Святых. Снаружи завесы, внутри которой был ковчег, помещалось множество предметов, символизирующих святое небес и церкви; там был стол, покрытый золотом, на который клали хлебы предложения, золотой жертвенник для воскурений и золотой светильник с семью лампадами; также и покров вокруг, сделанный из виссона, пурпура и багряницы. Святость всей Скинии была целиком следствием закона, находящегося в Ковчеге. (2) Это ради святости Скинии, содержащей Ковчег, всему Израильскому народу велено было стать вокруг нее лагерем в порядке колен; и то, что они по порядку трогались в путь за ней; и что над ней было облако днем и огонь ночью. Из-за святости закона и присутствия Иеговы в нем, Иегова говорил с Моисеем именно с крышки ковчега, посреди херувимов; а ковчег назывался “Иегова здесь”; и Аарону под страхом смерти не позволялось входить за завесу иначе как с жертвами и воскурением. Это из-за присутствия Иеговы в законе и вокруг него, при помощи Ковчега, содержащего закон, творились чудеса. Например, воды Иордана разделились, и люди переходили посуху, пока Ковчег оставался посреди них. Его пронесли вокруг стен Иерихона, и они обрушились. Дагон, филистимский бог, первым пал ниц перед Ковчегом, а позже был найден с оторванной головой и кистями обеих рук на пороге капища. Ради Ковчега жители Вефсамиса поражены были числом до многих тысяч. Оза был убит прикосновением к Ковчегу. Ковчег был перенесен Давидом в Сион с жертвоприношениями и ликованием. Позже Соломон поместил его в Храм в Иерусалиме и сделал давир для него внутри храма. По этим и многим другим частностям ясно, что Десять Заповедей были верхом святости для Израильской церкви.

284. Цитированные здесь подробности о провозглашении закона, о его святости и силе можно найти в следующих местах Слова. Иегова сошел на гору Синай в огне, и гора тогда дымилась и колебалась, были гром и молния, густое облако и трубный звук: Исход 19:16-18; Втор. 4:11; 5:22-26. Перед сошествием Иеговы народ готовился и освящался три дня: Исход 19:10, 11, 15. Гора была огорожена, чтобы кто-нибудь не приблизился к ее подножию и не подошел, и не был бы убит; даже священники не подходили, только Моисей: Исход 19:12,13,20-23; 24:1,2. Закон был провозглашен с горы Синай: Исход 20:2-17; Втор. 5:6-21. Закон был начертан на двух каменных скрижалях, и написан перстом Божьим: Исход 31:18; 32:15,16; Втор. 9:10. Когда Моисей во второй раз нес с горы скрижали, лицо его сияло так, что он должен был прикрывать его покрывалом, когда говорил с народом: Исход 34:29-35. Скрижали уложили в Ковчег: Исход 25:16; 40:20; Втор. 10:5; 3 Цар. 8:9. На Ковчеге была установлена крышка, поверх которой находились херувимы, сделанные из золота: Исход 25:17-21. Ковчег вместе с крышкой и херувимами находился в скинии, составляя ее первую, и потому самую внутреннюю, часть; стол, покрытый золотом, на котором были хлебы предложения, жертвенник для воскурений из золота, и светильник, и лампады из золота, составляли внешнюю часть Скинии; десять покрывал из виссона, пурпура и багряницы были ее наружной частью: Исход 25 глава; 26 глава; 40:17-28. Место, где находился Ковчег, называлось Святое Святых: Исход 26:33. Весь Израильский народ располагался станом вокруг Скинии в порядке колен, и по порядку снимался за ней: Числа глава 2. И было облако над Скинией днем, а ночью огонь: Исход 40:38; Числа 9:15 - до конца; 14:14; Втор. 1:33. Иегова говорил с Моисеем над Ковчегом между херувимов: Исход 25:22; Числа 7:89. Ковчег, от закона в нем, назывался “Иегова здесь”, потому что Моисей, когда Ковчег трогался в путь, говорил: “Восстань, Иегова”, а когда останавливался: “Вернись, Иегова”: Числа 10:35,38; и далее 2 Цар. 6:2; Пс. 132:7,8. Ради святости закона Аарону не позволялось входить за завесу иначе как с жертвами и воскурением: Левит 16:2-14 сл. Благодаря присутствию могущества Господа в законе, находящемся в Ковчеге, воды Иордана разделились, и пока Ковчег оставался посреди них, люди переходили по суше: Нав. 3:1-17; 4:5-20. Стены Иерихона обрушились, когда вокруг них носили ковчег: Нав. 6:1-20. Дагон, бог Филистимлян, пал на землю перед ковчегом, и затем был найден лежащим на пороге капища с оторванными головой и кистями рук: 1 Цар. глава 5. Жители Вефсамиса поражены были из-за Ковчега числом до многих тысяч: 1 Цар. главы 5 и 6. Оза был убит прикосновением к Ковчегу: 2 Цар. 6:7. Ковчег перенесен в Сион Давидом с жертвоприношениями и ликованием: 2 Цар. 6:1-19. Ковчег принесен Соломоном в Храм в Иерусалиме, где он сделал для него давир: 3 Цар. 6:19 сл.; 8:3-9.

285. Поскольку этот закон - средство связи Господа с человеком и человека с Господом, он называется заветом и свидетельством. Он называется заветом, потому что служит связью, и свидетельством, потому что устанавливает статьи завета. Ибо завет в Слове означает связывание, свидетельство - установление и заверение статей завета. Вот почему было две скрижали: одна для Бога, другая для человека. Господь образует соединение, но только тогда, когда человек делает записанное в его скрижали. Ведь Господь постоянно присутствует рядом и желает войти; но человек должен открыть дверь по свободной воле, которую Господь дает ему. Ибо Он говорит:

Вот, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною. Откр. 3:20.

Каменные скрижали, на которых записан закон, называются скрижалями завета, и Ковчег по ним назван Ковчегом завета; сам закон назван заветом: см. Числа 10:33; Втор. 4:13,23; 5:2,3; 9:9; Нав. 3:11; 3 Цар. 8:21; Откр. 11:19; и в других местах.

Поскольку завет означает соединение, о Господе сказано, что Он будет заветом для людей (Исаия 42:6; 49:8); Он назван вестником (ангелом) завета (Мал. 3:1); а Его кровь называется кровью завета (Матф. 26:28; Зах. 9:11; Исход 24:4-10). Вот почему Слово называется Ветхим и Новым заветами, ведь заветы заключаются ради любви, дружбы, общения и соединения.

286. Такая великая святость и сила заключена в законе потому, что это краткое изложение всей полноты религии. Он был написан на двух скрижалях, из которых одна заключает все положения, касающиеся Бога, а другая - все положения, касающиеся человека. Вот почему заповеди закона называются Десятословием (Исход 34:28; Втор. 4:13; 10:4); они называются так потому, что десять означает все, а слова означают истины. Ведь они содержат больше десяти слов. Десять же означает все, и десятина была учреждена от этого значения, см. “Апокалипсис открытый” (101). На следующих страницах будет видно, что закон - это краткое изложение всей полноты религии.

II Буквальный смысл Десяти Заповедей содержит основные указания по учению и жизни; но их духовный и небесный смыслы содержат указания самого общего характера.

287. Хорошо известно, что Десять Заповедей называются в Слове законом преимущественно, потому что содержат все имеющее отношение к учению и жизни, не только все, что касается Бога, но и все, что касается человека. Вот почему закон был записан на двух скрижалях, одна из которых посвящена Богу, другая - человеку. Хорошо известно и то, что все в учении и жизни имеет отношение к любви к Богу и любви к ближнему. Эти виды любви во всей полноте содержатся в Десяти Заповедях. В этом учение всего Слова, что очевидно из слов Господа:

Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всей душою твоею и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Матф. 22:35-37,40.

Закон и пророки означают все Слово. И далее:

И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: так поступай, и будешь жить. Лука 10:25-28.

Итак, поскольку Слово целиком составляют любовь к Богу и любовь к ближнему, и поскольку первая скрижаль Десяти Заповедей содержит вкратце все о любви к Богу, а вторая скрижаль содержит все о любви к ближнему, следовательно, они содержат все об учении и жизни. По одному взгляду на две скрижали ясно, что они так связаны, что Бог со своей скрижали взирает на человека, а человек, в свою очередь, со своей взирает на Бога. Таким образом, имеется взаимное созерцание, при чем Бог со своей стороны никогда не упускает человека из виду и постоянно исполняет то, что нужно для его спасения; и если человек принимает и делает то, что изложено в его скрижали, связь становится взаимной. Тогда, как обещано в словах Господа к законнику, “так поступай, и будешь жить”.

288. Закон часто упоминается в Слове. Я должен пояснить, что закон означает в строгом смысле, что в более широком, и что в самом широком смысле. В строгом смысле закон означает Десять Заповедей; в более широком смысле - правила, данные Моисеем Детям Израиля, и в самом широком смысле - все Слово. Хорошо известно, что закон в строгом смысле означает Десять Заповедей. То, что в более широком смысле закон означает правила, данные Моисеем Детям Израиля, очевидно по отдельным правилам Левита, каждое из которых называлось законом:

Вот закон о жертве. Левит 7:1.
Вот закон о жертве мирной. Левит 7:7,11.
Вот закон о приношении хлебном. Левит 6:14 сл.
Вот закон о всесожжении, о приношении хлебном, о жертве за грех, о жертве повинности, о жертве посвящения. Левит 7:37.
Вот закон о животных и о птицах. Левит 11:46, 47.
Вот закон о родившей сына или дочь. Левит 12:7.
Вот закон о язве проказы. Левит 13:59; 14:2,32,54,57.
Вот закон об имеющем истечение. Левит 15:32.
Вот закон о ревности. Числа 5:29,30.
Вот закон о Назорее. Числа 6:13,21.
Вот закон об очищении. Числа 19:14.
Вот закон относительно рыжей коровы. Числа 19:2.
Вот закон для царя. Втор. 17:15-19.

На самом деле, все Пятикнижие Моисеево называется законом (Втор. 31:9,11,12,26; а также в Новом Завете, например, Лк. 2:22; 24:44; Иоанн 1:45; 7:22,23; 8:5; и в других местах).

(2) Контекст ясно показывает, что именно эти правила имел в виду Павел под “делами закона”, когда говорил, что человек оправдывается верой независимо от дел закона (Рим. 3:28). На то же указывают его слова, обращенные к Петру, которого он осуждал за то, что тот ведет себя как еврей, где он три раза в одном стихе повторил, что никто не оправдывается делами закона (Гал. 2:14, 16).

Закон в самом широком смысле означает все Слово, что ясно из следующих отрывков:

Иисус отвечал им: не написано ли в самом законе вашем: Я сказал: вы боги? Иоанн 12:34.

Это сказано в Пс. 81:6.

 

Народ отвечал Ему: мы слышали из закона, что Христос пребывает вовек. Иоанн 12:34.

Это сказано в Пс. 88:29; Пс. 109:4; Дан. 7:14.

Но да сбудется слово, написанное в законе их: возненавидели меня напрасно. Иоанн 15:25.

Это сказано в Пс. 34:19.

Фарисеи сказали им: уверовал ли в Него кто из начальников, или из Фарисеев? Но этот народ, который невежда в законе... Иоанн 7:48, 49. Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет. Лк. 16:17.

Закон в этих отрывках означает все Святое Писание; и в Псалмах Давида есть тысяча таких мест.

289. Десять Заповедей в их духовном и небесном смыслах содержат в универсальной форме все заповеди, относящиеся к учению и жизни, и потому всю полноту веры и милосердия, по той причине, что буквальный смысл Слова в каждой мельчайшей подробности, как вообще, так и в любой части, скрывает два внутренних смысла, один, называемый духовным, другой - небесным. И эти смыслы содержат Божественную истину с ее собственным теплом. Итак, раз Слово таково и вообще, и в каждой части, то каждую из Десяти Заповедей надо разъяснить по этим трем смыслам: природному, духовному и небесному. Что такова природа Слова, уже было показано на наглядных примерах в главе о Святом Писании или Слове (193-208, выше).

290. Никто из тех, кто незнаком с природой Слова, не может иметь и малейшего понятия о том, что в его частицах заключена бесконечность, лучше сказать, что его содержимое неисчислимо, до того, что даже ангелы не могут исчерпать его. Все, что находится в нем, можно уподобить семени, которое будучи посажено в землю, может вырасти в огромное дерево, и дать семян в изобилии; те снова станут такими же деревьями, образовав сад, а их семена, в свою очередь, образуют другие сады, и так до бесконечности. Слово Господне таково в своих частностях, из которых превыше всех Десять Заповедей. Ибо, так как они учат любви к Господу и любви к ближнему, то они есть краткое изложение всего Слова. Господь также показывает, что Слово таково, сравнением:

Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его. Матф. 13:31,32; Марк 4:31,32; Лк. 13:18,19; ср. также Иез. 17:2-8.

 

То обстоятельство, что в Слове заключено такое бесконечное количество духовных семян, или истин, можно определить по мудрости ангелов, которая вся черпается из слова. В их случае мудрость продолжает расти вечно. Чем мудрее они становятся, тем яснее видят, что мудрость не имеет предела, и постигают, что они лишь у ее входа, и не могут достичь и ничтожной части Божественной мудрости Господа. Они называют ее бездонной. Поскольку же она является источником Слова, исходящего, как и сама она, от Господа, ясно, что все его частицы содержат нечто бесконечное.

* * * * *

III Первая заповедь. Да не будет у тебя других богов пред лицом моим.

291. Это слова первой заповеди (Исход 20:3; Втор. 5:7). Их обычное значение в природном или буквальном смысле в том, что нельзя поклоняться идолам, поскольку они продолжаются так:

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Иегова, Бог твой, Бог ревнитель. Исход 20:4,5.

 

Причина того, что обычное значение этой заповеди - не поклоняться идолам, состоит в том, что до этого времени, и затем до пришествия Господа, большая часть Азии занималась идолопоклонством. Так было потому, что все церкви до пришествия Господа были изобразительными и символизирующими. Символы и изображения были таковы, что понятия о Боге были представлены в виде различных подобий и изваяний; а когда их значения были утеряны, простые люди стали поклоняться им, как богам. Даже у израильского народа было такого рода поклонение, когда они были в Египте, что ясно по золотому тельцу, которому они поклонялись в пустыне вместо Иеговы. Понятно и то, что и позже их никакими средствами нельзя было отвратить от поклонения такого рода, как показано во многих местах как исторической, так и пророческой части Слова.

292. Заповедь “Да не будет у тебя других богов пред лицом моим” в природном смысле означает, что никакому человеческому существу, ни живому, ни мертвому, нельзя поклоняться как богу, - другой обычай, встречающийся в Азии и многих соседних странах. Многие языческие боги - не что иное, например, Баал, Астарта, Хамос, Мильком, Вельзевул, а в Афинах и Риме - Сатурн, Юпитер, Нептун, Плутон, Аполлон, Паллант, и т.д. Некоторые из них сначала почитались как святые, затем как божественные силы, и наконец, как боги. Из указа Дария Мидийского ясно, что там также поклонялись живым людям, как богам. Это повеление устанавливало, что в течение тридцати дней никто не должен просить чего-либо у Бога, а только у царя; иначе его бросят в логово львов (Дан. 6:8 - до конца).

293. В буквальном, или природном смысле эта заповедь также означает, что никого нельзя любить превыше всех, кроме Бога, и ничего, кроме того, что исходит от Бога. Это тоже в согласии со словами Господа (Матф. 22:37-39; Лк. 10:25-28). Кто-либо или что-либо, любимое превыше всего, для любящего и есть Бог или божественное. Например, если кто-то любит себя или мир превыше всего другого, то он или мир и есть его собственный бог. Вот почему такие люди в своем сердце не признают никакого Бога. Поэтому они соединены с подобными духами в аду, где собраны все, кто любили себя или мир превыше всего.

294. Духовный смысл этой заповеди в том, что нельзя поклоняться никакому другому Богу, кроме Господа Иисуса Христа, потому что Он - Иегова, сошедший в мир и выполнивший искупление, без которого никакой человек, ни ангел не мог быть спасен. Следующие отрывки из Слова показывают, что нет другого Бога, кроме Него.

И скажут в тот день: вот Он, Бог наш! на Него мы уповали, и Он спас нас! Сей есть Иегова; на Него уповали мы; возрадуемся и возвеселимся во спасении Его! Исаия 25:9. Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Иегове, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему. И явится слава Иеговы, и узрит всякая плоть. Вот Господь Иегова грядет с силою. Как пастырь Он будет пасти стадо Свое. Исаия 40:3,5,10,11. Только среди вас Бог, и нет иного Бога. Истинно, Ты Бог сокровенный, Бог Израилев, Спаситель. Исаия 45:14,15. Не Я ли Иегова? и нет другого Бога кроме Меня, Бога праведного и спасающего нет кроме меня. Исаия 45:21,22. Я Иегова, и нет спасителя кроме меня. Исаия 43:11; Осия 13:4. И всякая плоть узнает, что Я Господь, Спаситель твой и Искупитель твой. Исаия 49:26; 60:16. Искупитель наш - Иегова Саваоф имя Ему. Исаия 47:4; Иер. 50:34. Иегова, твердыня моя и Избавитель мой! Пс. 18:15. Так говорит Иегова, Искупитель твой, Святый Израилев: Я Иегова, Бог твой. Исаия 48:17; 43:14; 49:7; 54:8. Так говорит Иегова, искупивший тебя: Я Иегова, Который сотворил все, один. Исаия 44:24. Так говорит Иегова, Царь Израиля, и Искупитель его, Иегова Саваоф: Я первый, и Я последний, и кроме Меня нет Бога. Исаия 44:6. Иегова Саваоф - имя Его; и Искупитель твой - Святый Израилев: Богом всей земли назовется Он. Исаия 54:5. Авраам не узнает нас; и Израиль не признает нас своими. Ты, Иегова, Отец наш, от века имя твое: “Искупитель наш”. Исаия 63:16. Ибо младенец родился нам - Сын дан нам, и нарекут имя ему: Чудный, Советник, Бог, Герой, Отец вечный, Князь мира. Исаия 9:6. Вот, наступают дни, и восставлю Давиду Отрасль праведную, и воцарится Царь; и вот имя Его: “Иегова наша правда”. Иер. 23:5,6; 33:15,16. Филипп сказал Ему: Господи! покажи нам Отца, Иисус сказал ему: Видевший Меня видел Отца. Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Иоанн 14:8-10. В Иисусе Христе обитает вся полнота Божества телесно. Кол. 2:9. Да будем в истине, в Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная. Дети! храните себя от идолов. 1 Иоанн 5:20, 21.

Эти места ясно показывают, что Господь Спаситель наш - это Сам Иегова, который одновременно Создатель, Искупитель и Возродитель. Вот духовный смысл этой заповеди.

295. Небесный смысл этой заповеди в том, что Господь Иегова бесконечен, неизмерим и вечен, Он всемогущ, всезнающ и вездесущ. Он первый и последний, начало и конец, который был, есть и будет. Он - сама любовь и сама мудрость, или само благо и сама истина, и, следовательно, сама жизнь. Поэтому Он - единственный источник всего.

296. Против этой заповеди грешит всякий, признающий и почитающий иного Бога, нежели Господа, Спасителя, Иисуса Христа, который Сам Иегова Бог в человеческой форме. И тем более тот, кто убеждает себя в действительном существовании от вечности трех Божественных личностей. Чем больше такие люди убеждают себя в этих ошибочных верованиях, тем более они становятся природными и погрязшими во плоти, до той степени, что уже не способны понять внутренне ни одной Божественной Истины, а если даже слышат и принимают какую, то очерняют ее и душат ее в заблуждениях. Потому их можно сравнить с живущими на нижнем этаже или в подвале здания, и не слышащими ничего из разговоров тех, кто живет на втором и третьем этажах, поскольку потолки над головами препятствуют проникновению звука.

Человеческий дух напоминает здание из трех этажей; нижний занимают те, кто уверил себя в трех Богах от вечности, второй и третий этажи - те, кто признает только одного Бога в видимой человеческой форме и верит в Него, как в Господа Бога Спасителя. Тот, кто полагается на чувства и погряз во плоти, будучи чисто природным, рассмотренный сам по себе - просто животное, отличающееся от других животных только способностью разговаривать и рассуждать. Так что он как некто, живущий в зверинце, полном диких животных разных видов, и играющий иногда роль льва, иногда медведя, иногда тигра, леопарда или волка; пожалуй, он даже может играть роль овцы, но делает это, усмехаясь про себя.

Чисто природный человек не может составить никакого представления о Божественных истинах, иначе как по земным понятиям, которые подвержены обманам чувств, поскольку он не может поднять свой дух выше их уровня. Его учение о вере можно сравнить с кашей из отрубей, которую он кушает так, будто это лакомство. Еще оно похоже на повеление, данное пророку Иезекиилю, смешать пшеницу, ячмень, бобы, чечевицу и полбу с человеческим калом или коровьим пометом, и сделать себе хлеб и лепешки, чтобы так изобразить, какой была церковь у Израильского народа (Иез. 4:9 сл.). То же самое с учением церкви, которое основано и построено на вере в три Божественных личности от вечности, из которых каждая в отдельности - Бог.

Кто бы мог не увидеть, как чудовищна эта вера, если бы она предстала глазу в своих истинных красках на картине? Если, например, эти трое стоят в ряд, один, увенчанный короной и со скипетром, другой, держащий в правой руке книгу (Слово), а в левой - окровавленный золотой крест, и третий, снабженный крыльями, стоящий на одной ноге, как бы готовый сорваться с места и приступить к действию; и табличка над картиной: “Эти трое, или три бога, - один Бог”. Любой мудрый человек, увидев эту картину, сказал бы про себя: “Что за нелепое заблуждение!” Однако он сказал бы нечто совсем иное, увидев изображение одной Божественной личности, с лучами небесного света вокруг головы, с табличкой: “Это наш Бог, Он же Создатель, Искупитель и Возродитель, и потому Спаситель”. Разве не взял бы мудрый человек такую картину с собой домой, чтобы радовалась душа его, и его жены, и детей, и прислуги, при взгляде на нее?

IV Вторая заповедь. Не произноси имени Иеговы, Бога твоего, напрасно, ибо Иегова не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

297. Напрасное произнесение имени Иеговы Бога означает в природном, или буквальном, смысле злоупотребление самим именем во всех видах разговоров, особенно в ложных утверждениях или обмане, в божбе без надобности, или чтобы избегнуть порицания, с дурными намерениями, а именно, для проклятий, колдовства и заклинаний. С другой стороны, клясться Богом и Его святостью, Словом и Евангелием, при коронации, посвящении в духовный сан, введении в ответственную должность, не значит напрасно произносить имя Божие, если только потом тот, кто клялся, не откажется от своих обещаний, как ничего не стоящих. Имя Божие, будучи свято само, должно постоянно использоваться в церковном священнодействии: в молитвах, песнопениях и во всех формах богослужения, а также в проповедях и сочинениях на религиозные темы. Все это потому, что Бог присутствует во всем, что касается религии, и когда к Нему обращаются должным образом, Его именем вызывают Его присутствие, и Он слышит. Этим святится имя Божие.

(2) Священность имени Божьего можно обосновать на примере имени Иегова, которое Евреи с самого раннего периода и до сих пор не осмеливаются произносить; ради них и Евангелисты и Апостолы не хотели больше употреблять его. Поэтому вместо “Иегова” они говорили “Господь”. Это очевидно по многим местам из Ветхого Завета, цитируемым в Новом, где “Иегова” заменено на “Господь”, например, Матф. 22:37; Лк. 10:27 ср. с Втор. 6:5, и др. Хорошо известно, что имя Иисус так же свято, по высказыванию Апостола о том, что пред этим именем преклоняется и должно преклоняться всякое колено в небесах и на земле; и более того, никакой дьявол в аду не может произнести его. Есть много имен Бога, которые нельзя употреблять напрасно, как то: Иегова, Иегова Бог, Иегова Саваоф, Святой Израилев, Иисус и Христос, и Святой Дух.

298. В духовном смысле имя Божие означает все церковное учение целиком, извлеченное из Слова, по которому к Господу обращаются и поклоняются ему. Все оно сведено в имени Божьем. Поэтому напрасное употребление имени Божьего означает использование чего бы то ни было из этого источника в праздной болтовне, лжесвидетельстве, лжи, ругани, колдовстве и заклинаниях; ибо это - злословие и поношение Бога, а значит, Его имени. Следующие отрывки показывают, что Слово и все, что церковь извлекает из него, таким образом, все богослужение, есть имя Божие.

От восхода солнца будут призывать имя Мое. Исаия 41:25. Ибо от восхода солнца до заката велико будет имя Мое между народами, и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему. А вы хулите его тем, что говорите: “трапеза Иеговы не стоит уважения”. И пренебрегаете Моим именем, и приносите искалеченное, хромое и больное. Мал. 1:11-13. Ибо все народы ходят, каждый во имя своего Бога; а мы будем ходить во имя Иеговы Бога нашего. Михей 4:5. Да поклоняются Иегове в одном месте, которое Он изберет, чтобы пребывало там имя Его. Втор. 12:5,11,13,14,18; 16:2,6,11,15,16.

Его имя означает Его богослужение.

Иисус говорил: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. Матф. 18:20. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божьими. Иоанн 1:12. Неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божьего. Иоанн 3:18. Веруя, имеете жизнь во имя Его. Иоанн 20:31. Иисус сказал: Я открыл имя Твое Человекам... И Я открыл им имя Твое, и открою. Иоанн 17:6,26. Господь сказал: У тебя в Сардах есть несколько имен. Откр. 3:4.

Есть много других мест, в которых, как здесь, имя Бога означает Божественное, которое исходит от Бога, и посредством которого Ему поклоняются. Имя Иисуса Христа, однако, означает искупление в целом, и Его учение в целом, таким образом, спасение в целом. Иисус означает спасение в целом путем искупления, Христос - спасение в целом с помощью Его учения.

299. В небесном смысле, напрасно применять имя Божие означает то, что Господь сказал фарисеям:

Всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится. Матф. 12:31,32.

Хула на Духа означает надругательство над божественностью Человечности Господа и святостью Слова. Из следующих отрывков ясно, что под “именем Иеговы Бога” в небесном, или высшем, смысле подразумевается Божественная Человечность Господа:

Иисус сказал: Отче! прославь имя Твое. Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославляю. Иоанн 12:28. И если чего попросите во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю. Иоанн 14:13,14.

То же значение имеет в небесном смысле “Да святится имя Твое” в Господней молитве; как и значение “имени” в Исход 23:21; Исаия 63:16. Поскольку хула на Духа не прощается никому (как указано в Матф. 12:31,32), и таково значение в небесном смысле, то и добавлена к заповеди фраза: “Ибо Иегова не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.”

300. По используемым в духовном мире именам понятно, что чье-либо имя означает не одно только его имя, а все его качества. В том мире никто не сохраняет имени, которое получено им при крещении и от своего отца или семьи в этом мире, но каждый зовется согласно своим качествам, а ангелы носят имена, подходящие их нравственной и духовной жизни. Именно их подразумевал Господь, говоря:

Я - пастырь добрый. Овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. Иоанн 10:3,11.

Подобно тому и в этих словах:

У тебя есть несколько имен в Сардах, которые не осквернили одежд своих. Побеждающему же... напишу на нем имя града Нового Иерусалима, и имя Мое новое. Откр. 3:4,12.

Гавриил и Михаил - это не имена двух людей на небесах, но эти имена означают на небесах каждого, кто обладает истиной о Господе и поклоняется Ему. Под личными именами и названиями местностей в Слове тоже подразумеваются не настоящие люди и места, а вещи, касающиеся церкви.

(2) Даже в природном мире имя не означает одного только имени, а все качества человека, так как они неотделимы от имени. В повседневной речи мы говорим: “Он сделал это ради своего имени”, или “ради доброго имени”; или “это человек с именем”. Под этим мы подразумеваем, что он известен благодаря качествам, которыми обладает, например, мастерство, ученость, успехи и т.д. Каждый знает, что оскорбляя и злословя кого-то по имени, также злословят и оскорбляют его образ жизни. Эти понятия связаны так, что добрая слава его имени рушится. Совершенно так же, если кто-то оскорбительным тоном произносит имя короля, герцога или сановника, то тем самым осыпает бранью также их величие и сан. Равно любой произносящий с презрением чье-либо имя, вместе с тем выказывает презрение к его образу жизни. Это относится к любой личности; законы любого царства запрещают злословить и оскорблять имя кого бы то ни было, потому что имя равнозначно характеристике и репутации.

V Третья заповедь. Помни день Субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой - Суббота Иегове Богу.

301. Эта третья заповедь, смотри Исход 20:8-10; Втор. 5:12,13. В природном, или буквальном, смысле это значит, что шесть дней - для человека и его работы, а седьмой - для Господа, а для Него - чтобы дать человеку отдохнуть. Суббота на языке подлинника означает покой. Среди Детей Израиля суббота была святейшим из обычаев, так как символизировала Господа. Шесть дней символизировали Господни труды и сражения с адами, седьмой - Его победу над ними и потому покой. Раз этот день символизирует завершение Господом всего процесса искупления, по этой причине он и был верхом святости. Однако когда Господь пришел в мир, и символизация Его прекратилась, этот день стал днем поучений на Божественные темы, а также днем отдыха от работы для размышлений о предметах, ведущих к спасению и вечной жизни, и днем любви к ближнему. Что это день для поучений на Божественные темы, понятно из того, что Господь учил в этот день в Храме и синагогах (Марк 6:2; Лука 4:16,31,32; 13:10). Также из слов Его к человеку, которого Он исцелил: “Возьми постель свою и ходи”, и к фарисеям, что Его ученикам можно рвать колосья и есть их в день субботний (Матф. 12:1-9; Марк 2:23 - до конца; Лука 6:1-6; Иоанн 5:9-19).

Все эти моменты в духовном смысле означают наставление в вопросах учения. То, что делал и говорил Господь, показывает, что этот день стал и днем любви к ближнему (Матф. 12:10-14; Марк 3:1-9; Лука 6:6-12; 13:10-18; 14:1-7; Иоанн 5:9-19; 7:22,23; 9:14,16). Каждая из этих серий отрывков поясняет, почему Господь сказал, что Он - Господин и субботы (Матф. 12:8; Марк 2:28; Лука 6:5). Из Его высказываний следует, что этот день был для того, чтобы символизировать Его.

302. В духовном смысле эта заповедь означает преобразование и возрождение человека Господом. “Шесть дней работы” означают борьбу с плотью и ее вожделениями, и в то же время против зла и лжи, насаждаемых адом. Седьмой день означает соединение человека с Господом и следующее из этого возрождение его. Как будет показано позже, в главе о преобразовании и возрождении, пока продолжается борьба, человек занимается духовным трудом; когда же он возрожден, он отдыхает. Вот важные вопросы, затрагиваемые при этом:

  1. Возрождение - точная копия зачатия, вынашивания в утробе, рождения и воспитания.
  2. Первый процесс нового рождения называется преобразованием разума, второй процесс - это возрождение воли и затем разума.
  3. Первым должен преобразоваться внутренний человек, а затем внешний человек посредством внутреннего.
  4. В это время происходит борьба между внутренним и внешним человеком, и тот, кто побеждает, становится хозяином другого.
  5. Возрождение человека - это обладание новой волей и новым разумом, и т.д.

Эта заповедь в духовном смысле означает преобразование человека по той причине, что оно соответствует Господним трудам и битвам против адов, и Его победе над ними, с наступлением затем покоя. Ибо как Господь прославил Свою Человечность и сделал ее Божественной, точно так же Он преобразует человека и возрождает его, делая его духовным. Вот что подразумевается под “следованием Ему”. Из Исаии. главы 53 и 63, ясно, что Господь занимался сражениями, и они называются трудами; и у людей подобное явление называется трудами (Исаия 65:23; Откр. 2:2,3).

303. В небесном смысле эта заповедь означает соединение с Господом, ведущее к миру, как результат защищенности от ада. Суббота означает покой, а в высшем смысле - мир. Вот почему Господа называют Князем мира, и Он называет Себя миром; это видно из следующих отрывков:

Младенец родился нам - Сын дан нам, владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог, Герой, вечный Отец, Князь мира. Умножению владычества и мира Его нет предела. Исаия 9:6,7. Иисус сказал: Мир оставляю вам, мир Мой даю вам. Иоанн 14:27. Иисус сказал: Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. Иоанн 16:33. Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, говорящего: “воцарился Бог твой”. Исаия 52:7. Иегова избавит в мире душу твою. Пс. 54:19. И делом правды будет мир, и трудами правды - спокойствие и безопасность вовеки. Тогда будут жить в обители мира, и в шатрах безопасности в спокойном облегчении. Исаия 32:17,18. Иисус сказал семидесяти, которых Он посылал: В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему; и если будет там сын мира, то почиет на нем мир ваш. Лука 10:5,6; Матф. 10:12-14. Иегова скажет мир народу Своему. Правда и мир облобызаются. Пс. 84:9,11. Когда Господь Сам явился ученикам, Он сказал: мир вам! Иоанн 20:19, 21:26.

Кроме того, Исаия (главы 65 и 66, др.) повествует о состоянии мира, к которому приведет их Господь. Люди, которые будут приведены к этому состоянию, - это те, что приняты в новую церковь, учреждаемую Господом в настоящее время. Из моей книги “Небеса и ад” (284-290) видно, какова суть мира, которым обладают ангелы в небесах и те, кто в Господе. Эта ссылка также прояснит, почему Господь называет Себя Господином субботы, то есть, покоя и мира.

304. Небесный мир, который не дает злу и лжи подняться из ада напасть на нас, можно во многих отношениях сравнить с природным миром. Например, мир, который следует за войнами, когда, защищенный от врагов, каждый живет благополучно в своем городе и доме, поместье и усадьбе; как сказал пророк, говоря по природному о небесном мире:

Но каждый будет сидеть под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, и никто не будет устрашать их. Мих. 4:4; Исаия 85:21,23.

Это еще можно сравнить с развлечением духа и отдыхом после напряженной работы; или с успокаивающим переживанием матери после родов, когда приносит свое наслаждение материнская любовь. Возможно также сравнение с хорошей погодой после ураганных ветров, мрачных туч и грома; или с весной по прошествии суровой зимы, и созреванием нового урожая на полях, расцветающими садами, лугами и лесами. В равной степени можно сравнить это с душевным состоянием тех, кто после штормов и опасностей моря достиг гавани и ступил ногой на долгожданную землю.

VI Четвертая заповедь. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле.

305. Эта заповедь находится в Исходе, 20:12, и Второзаконии, 5:16. Почитать отца и мать, в природном, или буквальном, смысле означает почитать своих родителей, слушаться их, любить их и проявлять благодарность за их благодеяния. А именно, что они кормят и одевают своих детей, выводят их в люди, чтобы они могли воспитанно и прилично жить; а также направляют их в небеса, уча их обычаям религии. Так они обеспечивают не только их временное благосостояние, но и вечное счастье. В более широком смысле эта заповедь подразумевает, что надо почитать своего царя и власти, поскольку они обеспечивают всех жизненно необходимым вообще, как родители в частном случае. В самом широком смысле эта заповедь означает, что нужно любить свою страну, поскольку она кормит и защищает; отсюда она и зовется отечеством. Родители сами должны оказывать почтение как своей стране, так и ее правителям, и прививать эти понятия детям.

306. В духовном смысле почтение к отцу и матери означает глубокое уважение и любовь к Богу и церкви. В этом смысле отец означает Бога, который отец всем, а мать означает церковь. Дети и ангелы в небесах не знают другого отца или матери, потому что благодаря Господу они рождены вновь при помощи церкви. Вот почему Господь говорит:

И отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах. Матф. 23:9.

Это сказано только для детей и ангелов в небесах, не для детей и людей на земле. Тот же урок преподает Господь в молитве, общей всем Христианским церквам: “Отче наш на небесах, да святится имя Твое”.

Мать в духовном смысле значит церковь по той причине, что точно так же, как мать на земле кормит своих детей природной пищей, церковь кормит духовной пищей. Вот почему и в Слове церковь тоже часто называется матерью. Например, у Осии:

Судитесь с вашей матерью; ибо она не жена Моя, и Я не муж ее. Осия 2:2,5.

у Исаии:

Где разводное письмо вашей матери, с которым Я отпустил ее? Исаия 50:1; также Иез. 16:45; 19:10.

и в Евангелиях:

И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его. Матф. 12:49,50; Марк 3:33-35; Лука 8:21; Иоанн 19:25-27.

307. В небесном смысле отец означает Господа нашего Иисуса Христа, а мать означает общество святых, то есть Его церковь, разбросанную по всему свету. Что Господь - отец, ясно из следующих отрывков:

Ибо младенец родился нам - Сын дан нам; имя Ему: Бог, Герой, вечный Отец, Князь мира. Исаия 9:6. Ты - Отец наш. Авраам не узнает нас, и Израиль не признает нас своими. Ты - Отец наш, Отец, от века имя Твоё: “Искупитель наш”. Исаия 63:16. Филипп сказал Ему: покажи нам Отца; Иисус сказал ему: видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь: покажи нам Отца? Верьте Мне, что Я в Отце, и Отец во Мне. Иоанн 14:8-11; 12:45.

Из следующих отрывков ясно, что мать в этом смысле означает Господню церковь:

Я увидел святой город Новый Иерусалим, приготовленный, как невеста, украшенная для мужа своего. Откр. 21:2. Ангел сказал Иоанну: пойди, я покажу тебе невесту, жену Агнца. И показал ему город, святой Иерусалим. Откр. 21:9,10. Наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. Блаженны приглашённые на брачную вечерю Агнца. Откр. 19:7,9. (Ещё см. Матф. 9:15; Марк 2:19,20; Лука 5:34,35; Иоанн 3:29; 19:25-27.)

О Новом Иерусалиме, означающем новую церковь, учреждаемую теперь Господом, см. “Апокалипсис открытый” (800,801). Именно эта церковь, а не прежняя, - жена и мать в этом смысле. Духовное потомство от этого брака образуют различные виды добра, составляющие милосердие, и истины, составляющие веру; и те, кого Господь вводит в обладание ими, называются “сынами брака”, “сынами Божьими” и “Богом рождёнными”.

308. Необходимо усвоить, что от Господа постоянно исходит Божественная сфера небесной любви на тех, кто принимает учение Его церкви, и кто, точно так же, как дети в мире слушаются своих отца и мать, слушаются Его, привязаны к Нему, и просят у Него пищи, то есть наставлений. Эта духовная сфера является источником природной сферы любви к детям и младенцам. Она является крайне универсальной, воздействующей не только на людей, но и на зверей и птиц, вплоть до змей; да и не только на одушевленные создания, а даже на неодушевленные предметы. Но чтобы действовать в них, так же, как Он действует в духовных предметах, Господь создал солнце, дабы было своего рода отцом в природном мире, и землю, своего рода мать. Ведь солнце, образно говоря, общий отец, а земля - общая мать, от брака которых произошли все украшающие земную поверхность произведения жизни. Именно действие этой небесной сферы на природный мир производит в растениях такие удивительные превращения из семени в плод и новые семена. Вот почему также многие виды растений днем оборачивают свои как бы лица солнцу, а на закате отворачивают их. Вот почему есть цветы, которые распускаются, когда солнце встает, и закрываются, когда оно садится. Потому и птицы поют звонкую песню рано поутру, и тогда, когда бывают накормлены матерью землей. Таким образом, все почитают своего отца и свою мать. Все эти примеры явствуют, что Господь при помощи солнца и земли природного мира обеспечивает всем необходимым и живые существа, и неживую материю. Поэтому-то мы и читаем в Псалмах Давида:

Хвалите Иегову с небес. Хвалите Его, солнце и луна; хвалите Его от земли, великие рыбы и все бездны. Хвалите Его, дерева плодоносные и все кедры; дикий зверь и всякое животное, пресмыкающиеся и птицы крылатые; цари земные и все народы, юноши и девицы. Пс. 148:1-12.

И у Иова:

И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или у дерева земли, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Кто во всем этом не узнает, что рука Иеговы сотворила сие? Иов 12:7-9.

“Спроси и они научат” значит: посмотри, обрати внимание и рассуди по ним, что Господь Иегова сотворил их.

VII Пятая заповедь. Не убивай.

309. Эта заповедь, “Не убивай”, означает в природном смысле, что запрещено убивать человека или наносить ему любое повреждение, способное оказаться роковым; а также калечить его тело. Она также подразумевает не наносить непоправимого вреда его имени и репутации, поскольку для многих людей их доброе имя так же ценно, как и жизнь. В более широком природном смысле убийство включает чувства вражды, ненависти и мести, которые есть убийство в намерении. Ибо они заключают в себе скрытый замысел убийства, подобный огню внутри дерева под пеплом; и адский огонь именно таков. Вот почему мы говорим: “гореть ненавистью” и “подогреваемый местью”. Это убийства в намерении, но не на деле. Если страх закона, возмездия или наказания при этом отсутствует, такие люди приступают к решительным действиям, особенно если намерение содержит элемент хитрости или жестокости. Следующие слова Господа доказывают, что ненависть - это род убийства:

Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего несправедливо, подлежит геенне огненной. Матф. 5:21,22.

Это объясняется тем, что все преднамеренное есть действие воли, а это, по сути, поступок.

310. В духовном смысле убивать - значит любым способом губить и разрушать человеческие души. Есть много разновидностей таких действий, например, отвращение человека от Бога, религии и богослужения, выставление этих вещей постыдными, и убеждение людей в том, что может вызвать ненависть и отвращение к ним. Таковы все сатаны в аду, и соединены с ними в этом мире те, кто делает святость церкви предметом насилия и продажи. Именно те, которые губят души, имеются ввиду под царем бездны, имя которому “Аваддон” или “Аполлион”, то есть губитель, в Откр. 9:11; и в пророческих частях Слова под “убивающими”, как в следующих отрывках:

Так говорит Иегова Бог мой: паси овец, обреченных на заклание, которых купившие убивают. Зах. 11:4,5,7. Умерщвляют нас целый день; считают за овец, обреченных на заклание. Пс. 43:23. Иаков даст грядущим укорениться; не был ли он убит так же, как сам убивал других? Исаия 27:6,7. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить (овцу). Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. Иоанн 10:10.

Есть и еще места в том же роде, как то: Исаия 14:21; 26:21; Иез. 37:9; Иер. 4:31; 12:3; Откр. 9:4,5; 11:7. Потому-то дьявол и назван “человекоубийцей от начала” (Иоанн 8:44).

311. В небесном смысле убийство означает не имеющий оправдания гнев на Господа, ненависть к Нему и желание вымарать Его имя. О таких людях говорят, что они распинают Его; и они бы так и сделали, подобно Евреям, если бы Он пришел в мир, как тогда. Это же подразумевается под “Агнцем как бы закланным” (Откр. 5:6; 13:8); и под “распятым” (Откр. 11:8; Евр. 6:6; Гал. 3:1).

312. Природа человеческого внутреннего, если оно не преобразовано Господом, стала мне понятной при виде дьяволов и сатан в аду. Потому что у них постоянно на уме убить Господа, а поскольку они не могут этого сделать, то все время пытаются убить тех, кто предан Господу. А поскольку и этого не могут уже, как раньше могли убивать в мире, то всячески пытаются напасть на них с целью уничтожить их души, то есть, истребить веру и милосердие, которыми те обладают. Помышления ненависти и мести на самом деле появляются поблизости них в виде огня, либо дымящего, либо раскаленного добела; ненависть выглядит, как дымящий огонь, месть - как раскаленный добела. Но это не настоящий огонь, а только видимость. Иногда дикие помыслы их сердец делаются видимыми в воздухе над ними как битвы с ангелами, в которых ангелов режут и убивают; к разыгрыванию таких жутких спектаклей приводит их гнев и ненависть по отношению к небесам.

Более того, те же духи на расстоянии выглядят, как разного рода дикие звери, такие, как тигры, леопарды, волки, лисы, собаки, крокодилы и змеи всех видов. Когда они видят мирных животных, представляющих собой определённого рода изображения, они воображают, как нападают на них и стараются задрать их насмерть. Они представали моему взору в виде драконов, стоявших рядом с женщиной, имеющей детей, которых те пытались поглотить, точно как описано в Откровении, глава 12. Эти видения - просто изображения их ненависти к Господу и Его новой церкви. Их товарищам не видно, что таковы люди в мире, которые хотят истребить Господню церковь. Причина в том, что их тела позволяют им вести себя прилично и таким образом вбирать в себя и прятать такую внешность. Но в глазах ангелов, которые смотрят не на их тела, а на их дух, они являются в образах, подобных дьяволам, описанным выше. Как мог бы кто-нибудь узнать об этом, если бы Господь не открыл ему глаза, и не дал ему возможность заглянуть в духовный мир? Без этого подобные вещи, как и многие другие, равно достопамятные, могли бы остаться навеки скрытыми от людей.

VIII Шестая заповедь.
Не прелюбодействуй.

313. В природном смысле эта заповедь запрещает не только прелюбодействовать, но также иметь бесстыдные желания и осуществлять их, и потому предаваться сладострастным помыслам и разговорам. Из следующих слов Господа ясно, что даже вожделение является прелюбодеянием:

Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на жену другого с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Матф. 5:27, 28.

Дело в том, что когда вожделение в воле, оно становится уже как бы действием; ибо соблазн входит лишь в разум, но намерение входит в волю, а похотливое намерение - уже действие. Больше на эту тему можно найти в моей книге “Супружеская любовь и блудная любовь”, изданной в Амстердаме в 1768 году. Она содержит разделы о противоположности блудной и супружеской любви (423-443); об измене (444а-460); о видах и степенях прелюбодеяний (478-499); о страсти к лишению девственности (501-505); о страсти к разнообразию (506-510); о страсти к изнасилованию (511, 512); о страсти к совращению невинных (513, 514); о вменении той или иной любви, либо блудной, либо супружеской (523-531). Все эти понятия подразумеваются этой заповедью в природном смысле.

314. В духовном смысле прелюбодеяние означает извращение различных видов добра в Слове и искажение его истин. Эти значения прелюбодейства были неизвестны до сих пор, так как духовный смысл Слова доныне был скрыт. Из следующих отрывков совершенно ясно, что именно это, и не что иное подразумевается в Слове под “изменой, прелюбодеянием и блудом”.

Походите по улицам Иерусалима, и поищите, не найдете ли человека, соблюдающего правду, ищущего истины? Я насыщал их, а они ходили к блудницам. Иер. 5:1,7. Но в пророках Иерусалима вижу ужасное: они прелюбодействуют и ходят во лжи. Иер. 23:14. Они делали гнусное в Израиле: ходили к блудницам, и Слово мое говорили ложно. Иер. 29:23. Будут блудить, ибо оставили служение Иегове. Осия 4:10. И если какая душа обратится к предсказателям и волшебникам, чтобы блудно ходить вслед их, то истреблю ее из народа ее. Левит 20:6. Не вступай в союз с жителями той земли, чтобы, когда они будут блудодействовать вслед богов своих, не пригласили и тебя. Исход 34:15.

Поскольку Вавилон превзошел всех в извращении и искажении Слова, то он и назван был великой блудницей, и в Откровении о нем сказано следующее:

Вавилон яростным вином блуда своего напоил все народы. Откр. 14:8. Ангел сказал мне: я покажу тебе суд над великой блудницей; с нею блудодействовали цари земные. Откр. 17:1,2. Он осудил ту великую любодеицу, которая растлила землю любодейством своим. Откр. 19:2.

Из-за того, что Еврейский народ искажал Слово, Господь и называл его “родом прелюбодейным” (Матф. 12:39; 16:4; Марк 8:38) и “семенем прелюбодея” (Исаия 57:3). И во многих других местах прелюбодейство и блуд надо понимать в значении извращения и искажения Слова: например, Иер. 3:6,8; 13:27; Иез. 16:15, 16, 26, 28, 29, 32, 33; 23:2, 3, 5, 7, 11, 14, 17; Осия 5:3; 6:10; Наум 3:4.

315. В небесном смысле прелюбодейство означает отрицание святости Слова и осквернение его. Что таково значение в небесном смысле, следует из данного выше духовного смысла: извращение блага и искажение истины Слова. Святость Слова отрицают и оскверняют те, кто в сердце насмехается над всем, что связано с церковью и религией; ведь в Христианских странах все предметы такого рода извлекают из Слова.

316. Есть много причин тому, что человек может казаться непорочным не только другим, но даже себе, хотя на самом деле он крайне порочен. Ибо он не знает, что когда вожделение присутствует в воле, оно представляет собой поступок, и такое вожделение может быть устранено только Господом после того, как человек покается. Не воздержание от действия делает человека непорочным, а воздержание от желания его совершить, когда есть удобный момент, поскольку это грех. Предположим, например, что некто воздерживается от прелюбодейства и блуда только из страха гражданских законов и их наказаний; из страха потерять доброе имя и уважение; из страха подхватить из-за этого болезни; из страха поссориться с женой и испортить себе жизнь; из страха мести со стороны мужа и родственников, и побоев от их слуг; или от скупости; или от слабости из-за болезни, излишеств или возраста, или неспособности по другой причине; даже если он воздерживается от этих действий, вследствие каких-либо природных или моральных законов, то все равно он внутренне прелюбодей и изменник. Ведь, несмотря на все это он не уверен, что эти действия не являются грехом, и духом своим не считает их за беззакония в глазах Бога. Следовательно, он совершает их духом, даже если не делает этого телесно на виду у мира. Поэтому после смерти, став духом, он открыто высказывается в их пользу.

Помимо прочего, прелюбодеев можно уподобить клятвопреступникам, нарушающим свои обещания, или сатирам и приапам древних, которые бродили по лесам с криками: “Где девушки, невесты да жены для нашей забавы?” Прелюбодеи в духовном мире действительно выглядят сатирами и приапами. Еще их можно сравнить с вонючими козлами; или с псами, которые носятся по улицам, высматривая и вынюхивая сучек, чтобы порезвиться с ними, и так далее. Их половую способность, когда они становятся супругами, можно уподобить цветению тюльпанов весной, которые через месяц вянут и чахнут.

IX Седьмая заповедь. Не кради.

317. В природном смысле эта заповедь означает буквально не воровать, не заниматься разбоем и пиратством в мирное время; а вообще - не лишать никого его благосостояния тайно или под каким-то предлогом. Оно также распространяется на всякое мошенничество и незаконную наживу, ростовщичество и вымогательство, как и на обман при уплате пошлин и налогов, и при возврате долгов. Работники, не выполняющие свою работу добросовестно и без обмана, грешат против этой заповеди; то же и торговцы, которые мошенничают с помощью своих товаров, весов, измерений и подсчетов; то же и офицеры, удерживающие жалование своих солдат; и судьи, на суды которых влияет дружба, взятки, родство или иные причины, и которые таким образом извращают законы, или судопроизводство, и лишают других законного владения их благами.

318. В духовном смысле воровать означает лишать других тех истин, которые они извлекли из своей веры; таково действие лжи и еретических верований. Священники, ведущие свою службу лишь ради выгоды и почета, и поучающие тому, что не является истинным, как они сами видят, или могли бы видеть, из Слова, - это духовные воры, потому что они отбирают у людей их средства спасения - истины веры. Такие люди названы ворами в следующих отрывках из Слова:

Кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит еще где, тот вор и разбойник. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Иоанн 10:1,10. Не собирайте себе сокровищ на земле, но на небе, где воры не подкапывают и не крадут. Матф. 6:19, 20. Не воры ли приходили к тебе? не ночные ли грабители, что ты так разорен? Но они украли бы столько, сколько надобно им. Авдий, стих 5. Побегут по городу, влезут на стену, влезут в дома, войдут через окна, как вор. Иоиль 2:9. Они поступили лживо; и входит вор, и шайка его разбегается по улицам. Осия 7:1.

319. В небесном смысле под ворами имеются ввиду те, кто лишает Господа Его Божественной власти, и те, кто претендует на Его заслуги и праведность. Хоть эти люди и поклоняются Богу, но не на Него полагаются, а на себя; и верят они тоже не в Бога, а в себя.

320. Учителя ложных и еретических верований, убеждающие простых людей, что они истинны и правоверны, хотя читали Слово и могли бы из него узнать, что ложно, а что истинно, как и те, кто подтверждают ложные религиозные понятия заблуждениями, сбивающими людей столку, - всех их можно сравнить с шарлатанами и всякого рода надувательством. Поскольку такие дела - по сути - воровство в духовном смысле, их можно сравнить с мошенниками, которые чеканят фальшивые деньги, золотят их или покрывают золотой краской, и сбывают их как подлинные. Или с теми, кто знает, как искусно отшлифовать куски хрусталя и придать им твердость, чтобы можно было продать их, как бриллианты. Или с теми, которые показывают по городам бабуинов и обезьян, наряженных человеком с покрывалом на лице, верхом на лошадях или мулах, объявляя их дворянами древнего рода. Еще они похожи на тех, кто закрывает свое естественное, живое лицо раскрашенной маской, скрывая под ней свою красоту. Еще они подобны тем, кто показывает селенит и слюду, которые блестят, будто сделаны из золота или серебра, и пускают их в продажу, как образцы ценных минералов. Еще их можно уподобить тем, кто использует театральные представления, чтобы сбить людей с пути истинного Божественного поклонения, переманивая их из церквей в балаганы. Тех, кто поддерживает всякую ложь, ни во что не ставя истину, и использует свою должность священника для наживы и в погоне за почестями, являясь поэтому духовными ворами, можно уподобить ворам, у которых есть ключи, открывающие дверь любого дома; или леопардам и орлам, обращающим свой взор во все стороны, чтобы выследить добычу пожирнее.

X Восьмая заповедь. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

321. Выступать лжесвидетелем против своего ближнего или давать ложные показания в самом строгом природном смысле означает быть лжесвидетелем перед судьей, или перед другими людьми вне суда, против того, кого несправедливо обвиняют в каком-либо преступлении, и отстаивать это во имя Бога, или клясться чем-то другим святым, или самим собой, или тем, что могло бы повредить доброй славе чьего-либо имени. В более широком природном смысле эта заповедь запрещает всякого рода ложь и лицемерие в общественной жизни со злыми намерениями; а также осуждение и оклеветание своего ближнего с целью подорвать его честь, имя и достоинство, от которых целиком зависит характеристика человека. В самом широком смысле сюда входит использование обмана, коварное и преднамеренное нанесение вреда кому-либо по различным причинам, как то, вражда, ненависть, месть, зависть, соперничество и т.д. Эти дурные действия содержат в себе лжесвидетельство в скрытом виде.

322. В духовном смысле произносить ложное свидетельство означает убеждать других в том, что ложные понятия веры истинны, и злой образ жизни хорош, а истинные понятия ложны и добрый образ жизни плох. Но во всех случаях подразумевается, что это делается преднамеренно, а не по незнанию; то есть, после того, как узнал, что такое истина и добродетель, но не до того. Ибо Господь говорит:

Если бы вы были слепы, то не имели бы греха; но так как вы говорите, что видите, то грех остается на вас. Иоанн 9:41.

Такого рода лживые утверждения подразумеваются в Слове под “ложью”, а подобные намерения - под “обманом” и “коварством”, в следующих местах:

Мы заключили союз со смертью, и с преисподнею сделали договор. Ложь сделали мы убежищем для себя, и обманом прикроем себя. Исаия 28:15. Народ мятежный, дети лживые, которые не хотят слушать законы Иеговы. Исаия 30:9. От пророка до священника - все действуют лживо. Иер. 8:10. Жители его говорят ложь, и язык их есть обман в устах их. Михей 6:12. Ты погубишь говорящих ложь, коварного гнушается Иегова. Пс. 5:7. Приучили язык свой говорить ложь; живут они среди коварства. Иер. 9:5,6.

Поскольку таково значение “лжи”, Господь говорит, что дьявол, если говорит ложь, то говорит свое. (Иоанн 8:44). “Ложь” также означает лживость и неистинность в следующих местах: Иер. 23:14,32; Иез. 13:6-9; 21:29; Осия 7:1; 12:1; Наум 3:1; Пс. 119:2,3.

323. В небесном смысле произносить ложное свидетельство значит богохульствовать на Господа и Слово, изгоняя, таким образом, истину из церкви. Ведь Господь - сама истина, равно как и Слово. Напротив, свидетельствовать в этом смысле значит говорить истину, а свидетельство означает саму истину. Вот почему и Десять Заповедей тоже называются свидетельством (Исход 25:16,21,22; 31:7,18; 32:15; 40:20; Левит 16:13; Числа 17:4,10). Поскольку Господь - сама истина, Он и говорит о Себе, что Он свидетельствует. Господь - сама истина (Иоанн 4:16; Откр. 3:7,14). Он свидетельствует, и является свидетельством Самому Себе (Иоанн 3:11; 8:13-19; 15:26; 18:37,38).

324. Кто преднамеренно, или с целью обмануть, говорит ложное, и произносит это тоном, имитирующим духовную любовь, тем более, если пересыпает это истинами из Слова, которые становятся искаженными истинами, - такого рода люди древними именовались заклинателями (об этом см. “Апокалипсис открытый” 462); а также прорицателями и змеями с дерева познания добра и зла. Таких притворщиков, лгунов и обманщиков можно уподобить людям, которые мило и дружелюбно болтают со своими врагами, и пока говорят, все время держат кинжал у них за спиной, чтобы убить их. Еще их можно уподобить окунающим свои мечи в яд перед нападением на врагов; и тем, кто подмешивает аконит в воду, или ядовитые вещества в молодое вино, и затем подслащивает. Еще их можно уподобить очаровательным и прелестным блудницам, зараженным страшной болезнью, или растениям со стеблями, покрытыми иголочками, которые при попадании в нос повреждают обонятельные волокна; или обсахаренному яду; и помету, который, когда по осени засыхает, издает сносный запах. Такие люди описываются в Слове как леопарды (см. “Апокалипсис открытый” 572).

XI Девятая и десятая заповеди. Не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

325. В общепринятом ныне Катехизисе этот отрывок обычно разделяют на две заповеди. Одна, девятая, “Не желай дома ближнего твоего”; другая, десятая, “Не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что есть у ближнего твоего”. Поскольку же эти две заповеди составляют одно целое и занимают один стих (Исход 20:17 и Втор. 5:21), я предпочел рассмотреть их вместе. Это, однако, не потому, что мне хочется, чтобы они составляли по форме одну заповедь, напротив, я предполагал, что, как обычно, это будут две заповеди, раз все вместе они названы Десятословием (Исход 34:28; Втор. 4:13; 10:4).

326. Эти две заповеди пересматривают все предыдущие, поучая и заповедуя, что злых дел нельзя ни делать, ни даже желать. Потому они не только для внешнего человека, но и для внутреннего; ведь если кто воздерживается от злых действий, но все равно стремится к ним, он, на самом деле, совершает их. Ибо Господь говорит:

Всякий, кто смотрит на чужую жену с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Матф. 5:27,28.

Внешний человек не станет внутренним, или не будет действовать заодно с внутренним, пока не избавлен от вожделений. И этому учит Господь, говоря:

Горе вам, книжники и фарисеи, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и невоздержанности. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их. Матф. 23:25,26.

 

Кроме того, см. всю главу от начала до конца. Внутренне, если оно фарисейское, жаждет того, что запрещено первой, второй, пятой, шестой, седьмой и восьмой заповедями.

(2). Хорошо известно, что, будучи в мире, Господь учил внутренним учениям церкви; а они запрещают желать злых дел. Учил же Он этому для того, чтобы внутренний и внешний человек составляли одно. Это и есть рождение заново, как сказал Господь Никодиму (Иоанн, глава 3). Никто не может родиться заново или возродиться, и стать, таким образом, внутренним человеком, если Господь не сделает его таковым. Для того чтобы эти две заповеди обернуть ко всему предыдущему с запрещением желать этого, первым упоминается дом, затем жена, затем раб, рабыня, вол и осел, и наконец все, что есть у ближнего. Дом подразумевает и все остальное, ведь в нем муж, жена, раб, рабыня, вол и осел. Жена, упомянутая следующей, предполагает и то, что следует за ней, поскольку она - хозяйка, как и муж ее - хозяин в доме. Раб и рабыня у них в подчинении, а вол и осел - в подчинении у рабов. Последним идет все более низкое и внешнее, названное “все, что у ближнего твоего”. По всему этому ясно, что эти две заповеди пересматривают все предыдущие в общем и в частностях, как в широком, так и в строгом смысле.

327. В духовном смысле эти заповеди запрещают все желания, направленные против духа, то есть те, что противопоставляются духовности церкви, которая, прежде всего, связана с верой и милосердием. Если не усмирить эти желания, то плоть, предоставленная самой себе, может пойти на любое преступление. Ибо хорошо известно из посланий Павла, что плотские желания противоположны духу, духовные же - плоти (Гал. 5:17). Еще у Иакова:

Каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть. Иак. 1:14,15.

А также у Петра:

Господь соблюдает беззаконников ко дню суда, для наказания, а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти. 2 Пет. 2:9,10.

Короче говоря, эти две заповеди, понимаемые в духовном смысле, рассматривают все, прежде в этом смысле упомянутое, с тем, что этого нельзя желать, и то же самое в небесном смысле. Излишне будет возвращаться к этому еще раз.

328. Желания плоти, глаз и остальных чувств, если они отделяются от желаний, то есть, привязанностей, стремлений и удовольствий духа, точно также, как и желания животных, в основе - звериные. Но привязанности духа - это те, что у ангелов, и их поэтому можно назвать истинно человеческими. Поэтому, насколько кто потакает желаниям плоти, настолько он - животное и дикий зверь, но насколько кто подается побуждениям духа, настолько он - человек и ангел. Желания плоти можно сравнить с вяленым и высушенным виноградом и с диким виноградом; а привязанности духа - с сочными и вкусными виноградинами, а также со вкусом вина, полученного из них. Желания плои можно сравнить со стойлами, в которых содержатся ослы, козлы и свиньи; а привязанности духа - со стойлами, в которых содержатся породистые лошади, а также овцы и ягнята. Различие такое же, как между ослом и лошадью, или между козлом и овцой, ягненком и свиньей; или, вообще говоря, между шлаком и золотом, мелом и серебром, кораллом и рубином, и так далее. Желание и поступок неразрывны, как кровь и плоть, или как пламя и масло. Ибо желание в поступке, как воздух в легких, когда он становится дыханием и речью, или как вода в мельничном колесе, приводящая в движение и работу механизмы.

XII Десять заповедей содержат все, относящееся к любви к Богу и все, относящееся к любви к ближнему.

329. Восемь из Десяти Заповедей: первая, вторая, пятая, шестая, седьмая, восьмая, девятая и десятая, не содержат упоминания о любви к Богу и любви к ближнему. Они не говорят нам, что нужно любить Бога, хранить в святости имя Божие, что нужно любить ближнего, и обходиться с ним честно и справедливо; они просто говорят: “Нет другого Бога пред моим лицом; не произноси имени Божьего напрасно; не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; не желай того, что у ближнего твоего”. Вообще, они предписывают не хотеть, не замышлять и не делать зла ни Богу, ни ближнему. Причина того, почему нам не указано делать непосредственно работу любви и милосердия, а только избегать их противоположностей, заключается в том, что насколько человек остерегается зла, как греха, настолько он хочет добрых дел любви и милосердия. В главе о милосердии (глава 7) мы увидим, что первая цель любви к Богу и любви к ближнему - не делать зла, и уже вторая цель - делать добро.

(2). Есть две противоречивых любви: любовь желать и делать добро и любовь желать и делать зло. Вторая любовь есть любовь адская, первая - небесная. Весь ад обладает любовью делать зло, все небеса обладают любовью делать добро. Так что поскольку люди от рождения склонны ко всякого рода злу, и с рождения тяготеют к адским занятиям, не имея возможности попасть в небеса, если не родятся заново, то есть не возродятся, то сначала должно быть устранено зло, принадлежащее аду, прежде чем человек сможет хотеть добрых дел, принадлежащих небесам. Ибо никто не может быть принят Господом, пока не разлучен с дьяволом. Способ устранения зла и побуждения человека делать добро будет показан в двух главах, о Покаянии (глава 9) и о Преобразовании и Возрождении (глава 10).

(3). Господь учит у Исаии, что сначала нужно устранить зло, прежде чем добрые дела человека станут добрыми в глазах Бога:

Омойтесь, очиститесь, удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро. Тогда если будут грехи ваши, как багряное, они станут белыми, как снег; если будут красными, как пурпур, - будут как шерсть. Исаия 1:16-18.

Есть подобный отрывок и у Иеремии:

Стань во вратах дома Иеговы и провозгласи там слово сие и скажи: Так сказал Иегова Саваоф, Бог Израилев: исправьте пути ваши и деяния ваши. Не надейтесь на обманчивые слова: “здесь храм Иеговы, храм Иеговы, храм Иеговы” (то есть, Его церковь). Как! вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи, и потом приходите и становитесь пред лицом Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: “мы были выведены”, чтобы впредь делать все эти мерзости. Не сделался ли вертепом разбойников дом сей? Вот, Я видел это, говорит Иегова. Иер. 7:2-4, 9-11.

У Исаии мы также научены, что до омывания или очищения от зла молитвы, обращенные к Богу, не будут услышаны:

Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, они вернулись в свое изгнание; и когда оттуда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои. И даже когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу. Исаия 1:4,15.

Соблюдающему Десять Заповедей и избегающему зла сопутствуют любовь и милосердие; это подтверждается словами Господа у Иоанна:

Иисус сказал: кто имеет заповеди мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам; и мы с ним сотворим себе обитель. Иоанн 14:21, 23.

Заповеди здесь означают в первую очередь Десять Заповедей, которые утверждают, что нельзя ни делать, ни желать зла, и что, таким образом, любовь человека к Богу и Бога к нему приходит, вслед за добром, после того, как зло устранено.

330. Мы сказали, что насколько кто избегает зла, настолько он по-настоящему хочет добрых дел. Причина в том, что зло и добро - противоположности; ведь зло исходит из ада, а то, что хорошо с небес. Так что в той степени, до которой ад, то есть зло, удален, в той степени приближаются небеса, а человек устремлен к добру. Истина этого становится совершенно ясной при рассмотрении восьми из Десяти Заповедей в свете сказанного. Итак: 1) всякий, насколько он не поклоняется другим богам, настолько же поклоняется истинному Богу. 2) Всякий, насколько он не употребляет имени Божьего напрасно, настолько же любит исходящее от Бога. 3) Всякий, насколько он не хочет совершать убийства и действовать из ненависти или мести, настолько же желает ближнему добра. 4) Всякий, насколько он не хочет прелюбодействовать, настолько же хочет жить непорочно со своей женой. 5) Всякий, насколько он не хочет красть, настолько же старается вести себя честно. 6) Всякий, насколько он не хочет лжесвидетельствовать, настолько же хочет размышлять об истине и говорить ее. 7) и 8) Всякий, насколько он не желает того, что есть у его ближнего, настолько хочет, чтобы его ближний услаждался тем, что у него есть.

Это доказывает, что Десять Заповедей содержат все, относящееся к любви к Богу и любви к ближнему. Вот почему Павел говорит:

Любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего своего, как самого себя. Милосердие не делает ближнему зла; итак, милосердие есть исполнение закона. Рим. 13: 8-10.

К этому необходимо добавить два правила, предназначенные для новой церкви: 1) Никто не может сам по себе избегать зла как греха и делать добрые дела, которые благи в глазах Бога; но всякий, насколько он избегает зла как греха, настолько делает добрые дела, не сам по себе, а от Господа. 2) Нужно избегать зла как греха и бороться против него, как будто самому по себе. Если кто-то избегает зла не потому, что это грех, а по какой-либо иной причине, то он не избегает его, а только устраивает так, чтобы оно не было заметно для глаз мира.

331. Зло и добро не могут существовать вместе, и в той степени, в которой удалено зло, ощущают добро и стремятся к нему. Это потому, что в духовном мире от каждого излучается сфера его любви. Она распространяется вокруг и так действует на окружающих, что человек нравится или не нравится им. Благодаря этим сферам и происходит разделение добрых и злых. Есть много параллелей в природном мире, указывающих на то, что нужно прежде удалить зло, чтобы затем узнать, ощутить и полюбить добро. Например, никто не может подступиться к тому, кто держит в доме леопарда или пантеру и живет с ними в безопасности, потому что кормит их, если сначала не уберёт этих диких животных.

(2) Бывает ли, чтобы кто-то, будучи приглашен на обед к королю или королеве, не вымыл лицо и руки перед появлением на приеме? Бывает ли, чтобы кто-то, женившись, вошёл в брачный чертог, не приняв ванну и не облачившись в брачный наряд? Бывает ли, чтобы кто-то не воспользовался сначала огнем, чтобы очистить минералы и отделить их от шлака, прежде чем получит чистое золото или серебро? Бывает ли, чтобы кто-то не отделил плевелы от своего урожая пшеницы, прежде чем сложит его в амбары? Или кто не вымолачивает шелуху из урожая ячменя молотилкой, перед тем как собрать его и отнести домой?

Бывает ли, чтобы кто-то не готовил сырое мясо, пока оно не станет съедобным, прежде чем подать к столу? Всякий отрясает личинки с листьев деревьев своего сада, не то листья будут поедены и потеряны плоды, не так ли? Найдётся ли кто-то, кто не испытывает отвращения к грязи в домах и во дворах и не убирает их, тем более, если ждут принца, или принцессу в качестве невесты? Полюбит ли кто-нибудь девушку, собираясь на ней жениться, если она заражена пагубной болезнью или покрыта пятнами и прыщами, как бы она ни красилась, ни одевалась в изысканные вещи, и ни пыталась сделаться привлекательной, расточая комплименты?

Надо очищать себя от зла, а не ждать, когда Господь сделает это за тебя разом, что можно увидеть из сравнения с тем слугой, который, с лицом и одеждой, измазанными сажей и навозом, подошел, войдя в дом, к хозяину и сказал: “Господин, помойте меня, пожалуйста”. Не скажет ли ему хозяин: “Ты чего возомнил, дурак? Вот вода, мыло и полотенце. У тебя что, нет рук, или они у тебя не действуют? Мойся сам”. Так и Господь Бог скажет: “Средства очищения Я дал тебе, твоя воля и способность действовать также даны были Мною; так что используй эти Мои дары и таланты, как если бы они были твоими, и будешь очищен”, и так далее. Господь учит нас, что надо очистить внешнего человека, но посредством внутреннего: см. Матфей, глава 23 от начала до конца.

* * * * *

332. Здесь я приведу четыре сообщения о своем опыте, из которых первое - вот это:

Однажды я услышал какие-то возгласы, пробивающиеся из нижних областей как будто через воду. Одно восклицание, слева, было: “Как справедливо!”; другое, справа: “Как умно!”; а третье, позади меня: “Как мудро!” Это удивило меня: неужели даже в аду есть праведные, ученые и мудрые люди? Голос с небес сказал мне: “Ты увидишь и услышишь".

Затем, в духе, я покинул дом, и увидел перед собой расщелину в земле; подойдя и заглянув в нее, я увидел ступени и стал спускаться. Достигнув нижней поверхности, я увидел равнины, покрытые кустарником вперемежку с колючками и крапивой. Я спросил, не ад ли это. “Это нижняя земля, - сказали мне, - прямо над адом”. Тогда я подошел по очереди в направлении к каждому из возгласов, первым туда, откуда было “Как справедливо!” Я увидел собрание тех, которые в мире были судьями, поддающимися влиянию собственных пристрастий и подкупа. Затем я направился к другому выкрику, “Как умно!”, и увидел собрание тех, кто в мире любил логику; а потом к третьему выкрику, “Как мудро!”, и увидел собрание тех, кто в мире увлекался доказательством всего подряд.

Однако покинув остальных, я вернулся к первой группе, к судьям, находившимся под влиянием пристрастности и подкупа, тем, которых славили за справедливость. С одной стороны я увидел нечто вроде амфитеатра, сложенного из кирпичей с крышей из черной черепицы; мне сказали, что это их здание суда. У него имелось три входа с северной стороны и три с западной, но ни одного с южной, ни с восточной стороны; это указывало на то, что их суды были не беспристрастными, а своевольными. (2) Посреди амфитеатра был виден очаг, на который истопники бросали пропитанные серой и полные смолы факелы. От их света, падавшего на стены, покрытые штукатуркой, получались образы вечерних и ночных птиц. Но и очаг, и мерцавший свет его, образующий эти картины, были изображением их судов, указывающим на их способность расписать истину любого вопроса ложными цветами и показать ее с выгодой для стороны, которой они отдают предпочтение.

(3) Полчаса спустя я увидел входящих один за одним пожилых и молодых людей в мантиях и судейских тогах; они сняли свои шляпы и расселись на стулья за столы, чтобы провести заседание. Послушав, я понял, с каким искусством и изобретательностью они склонялись на сторону, которой они благоволили, и изворачивались в своих суждениях, чтобы выставить их беспристрастными. Они до того уже дошли, что даже сами несправедливость могли видеть справедливой, а справедливость, наоборот, несправедливой. Что у них были такого рода заблуждения, было видно по их лицам и слышно в звуке их голоса. Затем мне было дано озарение с небес, чтобы я мог понимать, какое утверждение правомочно, а какое нет. Далее я увидел, как усердно они вуалировали несправедливость и придавали ей вид справедливости, выбирая из законов один, наиболее подходящий для их случая, и пользуясь ловкими доводами для того, чтобы обойти остальные. Когда суд был окончен, их приговоры передали их клиентам, друзьям и сторонникам, находившимся снаружи, и те, чтобы вознаградить их за проявленное к ним предпочтение, ушли далеко по улицам, крича: “Как справедливо, как справедливо!”

(4) После того я беседовал об этих судьях с некоторыми ангелами с небес и рассказал им нечто из того, что видел и слышал. Ангелы сказали, что такие судьи кажутся наделенными острейшей силой разума, на деле же они неспособны видеть и крупицы правосудия и справедливости. “Если у них отнять их пристрастность, - сказали они, - они сидели бы в суде как статуи и говорили бы только: “Я не против, я согласен с суждением, что так-то и так-то или то-то и то-то”. Причина в том, что их суды основаны на предвзятости, а предвзятость разбирает дело от начала до конца пристрастно. Следовательно, они не могут видеть никакой другой стороны дела, кроме стороны своих друзей; если появляется что-то противостоящее ей, они отводят глаза и смотрят на это искоса. Если все же они возвращаются к рассмотрению противостоящего вопроса, то опутывают его доводами, как паук связывает паутиной свою жертву, и проглатывают его. Так что они никакую точку зрения не могут видеть правомерной, если она не укладывается в паутину их предубеждения. Их испытывали, могут они, или нет, и оказалось, что не могут. Жители твоего мира будут удивлены этим, но ты можешь сказать, что это утверждение истинно, оно проверено ангелами небесными. Поскольку они не могут видеть какой бы то ни было справедливости, мы в небесах не считаем их за людей, но за чудовищные подобия людей, головы которых сделаны из пристрастия, туловища - из несправедливости, ноги и руки - из доказательств, ступни же ног - из справедливости, чтобы, если она не поддержит их друзей, можно было бы наступить на нее ногами и растоптать ее. На что они похожи в действительности, ты скоро увидишь, поскольку близок их конец”.

Затем земля неожиданно расступилась, столы попадали друг на друга, и вместе со всем амфитеатром люди были поглощены землей и брошены в тюрьмы внутри пещер. Тогда меня спросили, не хочу ли я посмотреть на них там. Они оказались с лицами из блестящей стали, с телом о шеи до икр, как изваяния в леопардовых шкурах, и со ступнями, похожими на змей. Я увидел, что книги законов, которые они положили на столы, превратились в игральные карты; и теперь вместо судопроизводства им было дано задание делать из красной краски румяна, чтобы мазать лица блудниц и делать их похожими на красавиц.

Увидев это, я захотел посетить две другие группы, одну, которая состояла из людей, не любящих ничего, кроме логики, и другую, из тех, которым требовалось доказывать все подряд. “Подожди немного, - сказали мне, - и тебе дадут сопровождающих из ангелов ближайшего к ним общества. С их помощью ты получишь озарение от Господа и увидишь поразительные зрелища”.

333. Второй опыт.

Некоторое время спустя я снова услышал крики с нижней земли, те же, что и раньше: “Как умно, как умно!” Осмотревшись вокруг, нет ли кого, я обнаружил, что нахожусь в окружении ангелов небесных прямо над людьми, кричавшими: “Как умно!”

Когда я заговорил с ними о кричавших, они сказали, что это - ученые люди, которые лишь спорят, существует что-либо или нет, и редко приходят к мысли, что оно есть. “Поэтому они как ветер, который подует и проходит, или как кора дерева, лишенного сердцевины, или как миндальная скорлупа без ядра, или кожица плода без мякоти внутри. Ибо их умы лишены внутреннего суждения, и прямо соединены с телесными чувствами. Так что, если сами чувства неспособны судить, то они не могут прийти ни к какому заключению. Короче, они - создания своих чувств, и мы зовем их торговцами логикой. Мы зовем их так потому, что они никогда не приходят ни к каким заключениям, а подхватывают все, что слышат, и спорят, существует ли это, непрерывно высказываясь за или против. Ничто не дает им большего удовольствия, чем нападать на истины и, делая их предметом дискуссий, разрывать их в клочья. Таковы люди, считающие себя учеными превыше всех в мире”.

(2) Услышав это, я просил ангелов проводить меня к ним. Они отвели меня к углублению, откуда ступени вели вниз, на нижнюю землю. Мы спустились и пошли на звук возгласов: “Как умно!” Там мы обнаружили несколько сот человек, стоявших на одном месте и топавших ногами о землю. Я был удивлен этим и спросил: “Зачем они вот так стоят и топают о землю? Так же можно, - добавил я, - проделать такую же дыру в земле, как та”.

Ангелы на это улыбнулись и сказали: “Кажется, что они стоят на месте, потому что они никогда не думают о чем-то, как о существующем, а только существует оно или нет, и об этом спорят. Раз мысль не имеет дальнейшего развития, то и кажется, что они только вытаптывают и опустошают один и тот же клочок земли без продвижения”.

Ангелы продолжали: “Прибывающие в этот мир из природного, коим сказано, что они в другом мире, образуют группы во многих местах и пытаются выяснить, где небеса и ад, а равно где Бог. Однако даже когда их научат этому, все равно начинают рассуждать, обсуждать и спорить, существует ли Бог. Так происходит оттого, что очень много людей в настоящее время в мире поклоняются природе, и когда беседа заходит о религии, то именно этот вопрос они обсуждают между собой и с другими. Такие предположения и споры редко кончаются заявлением веры в существовании Бога. Впоследствии эти люди общаются все больше и больше с дурными; так происходит из-за того, что никто не может делать ничего хорошего из любви к добру, иначе как с Божьей помощью”.

(3) После этого меня привели в собрание, и там я увидел недурных лицом и хорошо одетых людей. “Так они выглядят, - сказали ангелы, - в своем собственном свете, но если пролить небесный свет, то произойдет перемена в их лицах и одежде”. Так и случилось, и лица их стали темнокожими, а одеты они оказались в черную мешковину. Но как только этот свет прекратился, они вернулись в свой первоначальный вид.

Немного позже я беседовал с некоторыми из собравшихся и сказал им: “Я слышал, что толпа вокруг вас кричала: “Как умно!” Поэтому я хотел бы, если можно, принять участие в разговоре с вами на тему, которая является предметом наиболее глубокой учености”. “Спроси о чем угодно, - ответили они, - и мы удовлетворим тебя”.

“Какого рода религия, - спросил я, - приведет к спасению людей?”

“Мы разобьем этот вопрос, - сказали они, - на несколько, и не сможем дать ответ, пока не решим все. Порядок обсуждения будет такой: 1) имеет ли религия какое-либо значение; 2) есть ли такая вещь, как спасение, или нет; 3) может ли одна религия быть более действенной, чем другая; 4) существуют ли небеса и ад; 5) есть ли вечная жизнь после смерти; и еще много вопросов”.

Тогда я спросил мнения по первому вопросу, имеет ли религия какое-либо значение; и они начали обсуждение со множеством выкладок. Я предложил им обратиться с этим к собравшимся, что и было сделано. Последовал единогласный ответ, что утверждение это требует настолько длительного изучения, что оно может быть не окончено к вечеру. “А сможете ли вы, - спросил я, - закончить его в течение года?” Один из них сказал, что этому не кончиться и в сто лет. “Таким образом, - сказал я, - все это время у вас не будет религии, а поскольку на ней основано спасение, у вас не будет ни понятия о спасении, ни веры в него, ни надежды на него”.

“Не дашь ли ты нам, - ответил он, - сначала убедиться, существует ли религия, что она такое, и имеет ли она какое-либо значение? Если она существует, то будет и для мудрых тоже; если нет, будет только для простых людей. Хорошо известно, что религия называется узами; но можно задать вопрос: “Для кого?” Если только для простых людей, то действительно, она не имеет никакого значения; но если для тех, кто мудр, тогда имеет”.

Услышав это, я сказал: “Вы кто угодно, только не ученые, раз вы не можете думать о чем-то иначе, как существует ли это, и спорите об этом с разных сторон. Разве не тот ученый, кто знает что-то наверняка, продвигаясь к этому выводу точно так же, как продвигаются шаг за шагом вперед при ходьбе, и должным порядком достигает мудрости? В противном случае вам даже не удастся коснуться истин кончиками пальцев, а будете только отгонять их дальше и дальше от глаз. Поэтому рассуждения только о том, существует ли нечто, подобны спорам о шляпе, которую не носят, или о туфле, которую не надевают. Что может получиться из этого, кроме неведения, существует ли что-либо, является ли оно чем-то большим, чем просто понятие, и таким образом, существует ли спасение, или вечная жизнь после смерти, лучше ли одна религия другой, или существуют ли небеса и ад? У вас не может быть ни одной мысли на эти темы, до тех пор, пока вы завязли на первом шагу, и месите песок, не в силах поставить одну ногу впереди другой и продвинуться вперед. Позаботьтесь же, пока еще ваши умы находятся под открытым небом, а не в зале суда, чтобы они не окостенели внутренне, и не превратились в соляные столбы”.

С этими словами я ушел от них, а они были столь разгневаны, что кидались камнями мне вслед. Они виделись мне тогда похожими на изваяния, полностью лишенные человеческого рассудка. Я спросил ангелов, какова их судьба. Они сказали, что худших из них погружают в бездну, и там они находят пустыню, где их принуждают таскать тяжести. Поскольку они тогда уже не могут произнести ничего разумного, они только болтают и делают праздные замечания. С расстояния они выглядят вьючными ослами.

334. Третий опыт.

Затем один из ангелов сказал: “Пойдем со мной туда, где кричат “Как мудро!” Там ты увидишь чудовищных людей, с лицами и телами человеческими, хотя это и не люди”.

“Что же они тогда - животные?” - спросил я.

“Нет, - ответил он, - они не животные, а звериные люди. Это те, которые окончательно неспособны видеть, является истина истиной или нет, хотя могут выдать за истину все, что пожелают. Мы зовем таких людей торговцами доказательствами”.

Мы пошли на звук выкриков, и пришли к их источнику. Там мы нашли группу людей, окруженную толпой. В толпе было несколько человек благородного происхождения, которые, услышав, что они доказали все, что сказали, и таким образом явно согласны в поддержке друг друга, обернулись и сказали: “Как мудро!”

(2) Но ангел сказал мне: “Давай не будем приближаться к ним, а позовем кого-нибудь из группы”. Мы так и сделали, и отвели его в сторону; мы обсудили множество разнообразных вопросов, и каждый пункт он доказывал так, что он выглядел совершенно как истинный. Тогда мы спросили его, не может ли он также доказать и обратное. Он ответил, что может, и не хуже предыдущих пунктов. Тут он заговорил открыто и от души: “Что есть истина? Есть ли какая-то другая истина в природе, кроме того, что кто-либо сделает истинным? Скажите что угодно, и я сделаю это истинным”.

“Тогда установи, - сказал я, - истину следующего утверждения: вера есть все, что нужно для церкви”. Он сделал это с таким умом и искусством, что присутствовавшие ученые люди захлопали, выражая свое восхищение. Затем я попросил его установить истину утверждения, что милосердие есть все, что нужно для церкви; и это он сделал. Тогда я спросил его об утверждении, что милосердие бесполезно для церкви; и он так нарядил каждое из утверждений, и так украсил их внушающими доверие доводами, что стоявшие рядом переглянулись и сказали: “Ну разве он не мудр?”

“Разве ты не знаешь, - сказал я, - что жить доброй жизнью - это милосердие, а иметь правильные убеждения - это вера? Разве живущий доброй жизнью не имеет также и правильных убеждений? Следовательно, вера является частью милосердия, а милосердие - частью веры? Разве не видишь, что это истинно?”

“Я установлю истину этого, - сказал он, - и тогда увижу”. Он сделал это, а затем заметил: “Вот теперь я вижу”. Но чуть позже он установил истину обратного, и сказал при этом: “Я вижу, что и это истина”. Мы улыбнулись этому и сказали: “Но не противоположности ли это? Как же два противоположных утверждения могут оба представляться истинными?” Он был возмущен этим и возразил: “Ты не прав. Оба утверждения истинны, потому что нет другой истины, чем то, что кем-нибудь установлено как истинное”.

Рядом стоял человек, бывший в мире послом высшего ранга. Он был изумлен этим, и сказал: “Я допускаю, что нечто подобное и бывает в мире, но все равно ты сумасшедший. Установи, если можешь, истину утверждения, что свет - это тьма, а тьма - это свет”.

“Нет ничего проще, - ответил он. - Что есть свет и тьма, если не состояния глаза? Не превращается ли свет в тень, когда глаз отходит от яркого солнечного света, или если пристально смотреть прямо на солнце? Каждый знает, что тогда состояние глаза меняется, и свет кажется подобным тени; а в обратном случае, когда глаз возвращается в свое нормальное состояние, эта тень кажется светом. Не видит ли сова тьму ночи как ясный день, а дневной свет, как тьму ночи? Ведь тогда она действительно видит само солнце как темный и тусклый шар. Если у человека были бы глаза совы, то что он назвал бы светом, а что тьмой? Так что же такое свет, как не состояние глаза? А если так, то не является ли свет тьмой, а тьма - светом? Итак, как одно, так и другое утверждение верно”.

Но видя, что это доказательство смутило некоторых людей, я сказал: “Я заметил, что этот торговец доказательствами не осведомлён о существовании истинного света и ложного света. Обе эти формы света кажутся светом; но ложный свет не является в действительности светом, а по сравнению с истинным светом тьма. Сова действует в ложном свете, ибо глаза ее наполнены жаждой преследования и пожирания птиц; этот свет дает ее глазам способность видеть ночью, совершенно также, как глазам кошек, мерцающим, как свечи в погребах. В этом случае ложный свет возникает из жажды преследования и пожирания мышей, которая наполняет их глаза и действует таким образом. Отсюда ясно, что свет солнца - это истинный свет, а свет желания - ложный свет”.

(5) Вслед за тем посол попросил торговца доказательствами установить истину утверждения, что ворон бел, а не черен. “Тоже легкая задача, - ответил он. - Возьми иголку или острое лезвие и открой перья и пух ворона; или удали перья и пух, и посмотри на голую кожу ворона, не белая ли она? Что чернота, окружающая ее, как не тень, которую нельзя использовать в суждении о цвете ворона? Справься у знатоков оптики, и они скажут тебе, что чернота - это просто тень; или размели в порошок черный камень или черное стекло, и ты увидишь, что порошок белый”.

“Но когда ты смотришь на ворона, - сказал посол, - он ведь кажется черным?” Но торговец доказательствами отвечал: “Будучи человеком, хочешь ли ты мыслить о чем-то по внешнему виду? Конечно, ты можешь говорить по видимости, что ворон черный, но не можешь же ты так действительно думать. Например, ты можешь говорить по видимости, что солнце встает и садится; но как человек ты не можешь думать, что так и происходит, потому что солнце остается неподвижным, а двигается земля. То же самое и с вороном; видимость есть видимость. Что ни говори, а ворон совершенно и вполне белый. Он к тому же становится белым, когда стареет, это я сам наблюдал”.

При этом окружающие посмотрели на меня. Тогда я сказал, что это правда, что перья и пух ворона имеют изнутри белесый оттенок, и кожа тоже. Но это истинно не только для воронов, а и для всех птиц во всем мире; и каждый различает птиц по их окраске. Если не так, то мы должны сказать, что всякая птица белая, а это нелепо и бессмысленно.

 

(6) Затем посол спросил, не может ли он установить истину утверждения, что он сам не в своем уме. “Да, - сказал он, могу, но не хочу. Все мы не в своем уме”.

Тогда его попросили говорить чистосердечно и сказать, шутил ли он, или он действительно верит, что нет истины, а есть только то, что кто-либо установил, как истинное. Он ответил: “Клянусь, я так и верю”.

В дальнейшем этого торговца какими угодно доказательствами отослали к каким-то из ангелов, чтобы те испытали его природу. Проделав это, они сказали, что у него нет и крупицы разумения. “Причина та, - пояснили они, - что в этом случае все, что выше рассудочного уровня, закрыто, и только то что ниже, открыто. Духовный свет выше этого уровня, а природный - ниже, и именно природный свет позволяет доказать все, что захочется. Но если в природный свет не вливается духовный, то невозможно увидеть, истинна ли какая-либо истина, а следовательно также ложна ли ложь. Способность видеть и то и другое происходит от присутствия духовного света в природном свете, а духовный свет исходит от Бога небес, а это Господь. Поэтому этот торговец какими угодно доказательствами - ни человек ни животное, а зверочеловек.”

Я спросил ангелов о судьбе таких людей; как же могут они находиться в обществе живущих, раз духовный свет - источник жизни людей; и он же - источник их разума. Они сказали, что до тех пор, пока такие люди в одиночестве, они не могут думать или говорить о чем бы то ни было, а стоят бессловесные, как машины, или как будто крепко уснули. Но они разом просыпаются, как только их уши уловят любой звук. Они добавили, что те, которые становятся такими, внутренне злы. Духовный свет свыше не может втекать в них, а только некоторая духовность посредством мира; она-то и дает им способность выдумывать доказательства.

Когда они закончили говорить, я услышал, как один из ангелов, испытывавших его, сказал: “Сделай общий вывод из того, что ты слышал”. Мой вывод был таков: не то признак разумного человека, что он может доказать все, что пожелает; но способность видеть, что истина истинна, а ложь ложна, и доказывать это - вот признак разумного человека.

Затем я взглянул в сторону собрания, где стояли торговцы доказательствами в окружении толпы, кричащей: “Как мудро!”; и вот, внезапно их заслонило темное облако с мечущимися в нем совами и летучими мышами. “Совы и летучие мыши в это облаке - это соответствия, для демонстрации их мыслей. Доказательство лжи для того, чтобы она казалась истиной, в духовном мире представляется в виде птиц ночного образа жизни, чьи глаза внутренне освещены ложным светом; это позволяет им видеть предметы в темноте, как будто при свете дня. У тех, кто доказывает ложные утверждения до той степени, что они кажутся истинными и впоследствии считаются истинными, есть подобный, духовный ложный свет. Все они способны хорошо видеть позади себя, но вообще ничего - впереди себя”.

335. Четвертый опыт.

Однажды утром я проснулся, хотя еще не рассвело, и наблюдал как бы видения разного рода, появлявшиеся перед моими глазами. Затем, когда наступил полный рассвет, я увидел различного вида блуждающие огни. Некоторые из них напоминали покрытые письменами листы бумаги, сложенные во столько раз, что, в конце концов, стали похожи на падающие звезды, попадающие в атмосферу и исчезающие. Некоторые выглядели, как отрытые книги, из которых одни блестели как маленькие луны, другие горели, как свечи. Среди них были книги, которые взлетали ввысь, и исчезали высоко в небе; Другие падали на землю и рассыпались в пыль. Видя все это, я предположил, что под этими видимостями в воздухе находятся люди, спорящие о воображаемых вещах, считая, что они имеют большую важность. Ведь в духовном мире приходится видеть такие явления в атмосфере, возникающие от рассуждений тех, кто под ними.

Немного позже зрение моего духа было открыто, и я заметил множество духов, с венками из лавровых листьев на голове и цветастых одеяниях. Это был знак того, что духи эти в природном мире были знамениты своей ученостью. Будучи в духе, я подошел и присоединился к собранию. Тогда я услышал, что они увлечены острым и ожесточенным спором о врожденных понятиях, то есть, есть ли у человека какие-нибудь понятия с самого рождения, как у животных.

Те, кто отрицал это, постоянно отодвигались от тех, кто подтверждал, и в конце концов, они оказались разделенными на две части, стоя как ряды двух армий, готовых драться на мечах. Но, за неимением мечей, они сражались словесными выпадами.

(2) Вдруг между ними очутился ангельский дух, и громким голосом воскликнул: “Я заслышал, находясь невдалеке от вас, что вы с обеих сторон участвуете в неистовом споре, есть ли у людей какие-нибудь врожденные понятия, как у животных. Я говорю вам, что у человека нет врожденных понятий, а у животных нет понятий вообще. Так что ваша перебранка - ни о чем, или, как говорится, о козлиной шерсти или о бороде века сего”.

 

Услышав это, все они пришли в бешенство и завопили: “Вышвырните его! То, что он говорит, противоречит общепринятому мнению”. Но когда они попытались вышвырнуть его, они увидели, что его окружает небесный свет, сквозь который им было невозможно проникнуть, ибо то был ангельский дух. Тогда они отступили и держались от него на небольшом расстоянии. Когда свет прекратился, он сказал им: “Зачем вы приходите в бешенство? Сперва послушайте и примите доводы, которыми пользовался я, и сделайте затем собственное заключение по ним. Я вижу наперед, что те, у кого есть хорошие способности к суждениям, согласятся и успокоят бурю, возникшую у вас в умах. “В ответ на это они сказали, хоть и с раздражением в голосе: “Ладно, говори, а мы послушаем”.

(3) Тогда он начал говорить: “Вы верите, что у животных есть врожденные понятия, и делаете такой вывод из того, что их действия кажутся происходящими от мысли. Однако у них нет ровно никакой способности к мышлению, а мы можем говорить о понятиях только благодаря мышлению. Признаком мышления является именно то, что действуют так-то и так-то по той или иной причине. Так что судите сами, думает ли паук своей крошечной головкой, когда плетет свою такую хитроумно устроенную паутину: “Я натяну нити вот так и соединю их поперечными нитями, чтобы моя паутина выдержала напор воздуха, которому она будет подвергаться. А там, где встретятся внутренние концы нитей, образуя центр, я сделаю себе место, где буду сидеть, чтобы узнавать о том, что попадает в паутину и бежать к нему. Так что, если муха залетит в нее, тут-то и попадется, а я немедленно накинусь и опутаю ее, и будет она мне пищей”. Опять-таки, разве думает пчела своей крошечной головкой: “Полечу-ка я. Я знаю, где есть цветущие луга, и там я с одних цветов наберу воска, с других - меда; и из воска я построю ряды смежных ячеек, оставляя нечто вроде улиц, чтобы мне и моим товарищам можно было свободно входить и выходить. Затем мы запасем в ячейках много меда, которого хватит на будущую зиму, чтобы нам не умереть”. Есть много других удивительных деталей, в которых пчелы не только сравнимы по общественной и экономической предусмотрительности с людьми, но в некоторых действиях даже превосходят их (см. выше 12.(7)).

(4) Опять-таки разве шершень думает своей крошечной головкой: “Мы с моими товарищами построим жилище из тонкой бумаги, внутренние стены которого будут изогнуты так, что образуют лабиринт; а в середине мы сделаем нечто вроде площадки, со входом и выходом, но так искусно придуманными, что ни одна тварь, кроме нашей разновидности, не найдет пути к середине, где мы проводим свои собрания”. Или шелковичный червь, пока он еще на стадии личинки, думает ли своей крошечной головкой: “Пришло время мне готовиться прясть шелк, чтобы, когда спряду, можно было мне вылететь, и в воздухе, в той стихии, которая раньше была недоступна мне, играть с подружками и обзавестись потомством”? Подобно тому и остальные гусеницы, когда проползают сквозь стены и превращаются в нимф, куколок, коконы и, наконец, в бабочек? Есть ли у одной мухи понятие о том, чтобы встретить другую в одном месте, а не в другом?

(5) Почти то же самое у больших животных, что и у тех насекомых; например, у птиц и летающих тварей разного рода, которые знают, когда встретиться, когда готовить гнезда, откладывать в них яйца, сидеть на них и высиживать птенцов, приносить им еду, выращивать их, пока не научатся летать, и затем прогонять их из гнезда, как если бы они не были их потомством, и многое другое. Почти то же самое с наземными животными, змеями и рыбами. Есть ли среди вас тот, кто не может видеть из сказанного мной, что их самопроизвольные действия - не следствия процесса мышления, того единственного контекста, в котором мы можем говорить о понятиях? Ошибочная вера в то, что у животных есть понятия, возникла единственно и того ложного представления, что животные мыслят точно так же, как человек, и единственное различие - это дар речи”.

(6) После этой речи ангельский дух осмотрелся вокруг, и поскольку увидел, что они все равно колеблются относительно того, есть ли у животных мыслительный процесс или нет, то продолжил выступление, говоря: “Я понял, что сходство действий животных и людей не дает вам расстаться с мечтой об их мыслительном процессе. Поэтому я расскажу вам об источнике их действий. Каждое животное, каждая птица, рыба, каждое пресмыкающееся и насекомое имеет собственную природную, чувственную и телесную любовь; она располагается в их головах, а в них - в мозгах. Этим путем духовный мир воздействует непосредственно на их телесные чувства, и ими он направляет их действия. Вот почему их телесные чувства намного более восприимчивы, чем человеческие. Это побуждение из духовного мира - то, что мы называем инстинктом, и ему дано такое название именно потому, что оно возникает без посредства мышления. Есть также вторичные инстинкты, возникающие из привычки. Но их любовь, с помощью которой побуждение из духовного мира направляет их действия, касается только питания и воспроизводства вида, а не какого-либо знания, разумения и мудрости, средств, которыми любовь постепенно развивается в людях.

(7) И у человека нет врожденных понятий, что ясно доказывается тем, что у него нет врожденного мыслительного процесса, а в отсутствие мыслительного процесса не может существовать никакого понятия, ведь одно обусловлено другим. Об этом можно заключить по новорожденным младенцам, которые неспособны ничего делать, только сосать молоко и дышать. Их способность сосать молоко не оттого, что они рождены с нею, а оттого, что они постоянно делали сосательные движения в материнской утробе. Их способность дышать - следствие того, что они живы, ибо это нечто наиболее общее у живых созданий. Даже телесные чувства их крайне слабы и мало помалу вырабатываются из этого состояния путем взаимодействия с окружающими предметами; подобно тому и двигаться они учатся путем тренировки. Мало помалу они как бы учатся издавать неразборчивые звуки, вначале произнося их без всякого понятия, но нечто смутное уже возникает перед их умственным взором; по мере того, как он становится яснее, возникает некоторое смутное воображение, а из него такого же рода мышление. Пропорционально образованию такого состояния возникают понятия, которые, как было уже сказано, неотделимы от мышления, а размышление развивается от наставления, и не от чего иного. Вот как у людей получаются понятия; они не врождены им, а образованы, и из них уже получаются речь и действия”.

О том, что у человека нет от рождения ничего, кроме способности знать, понимать и быть мудрым, и склонности любить не только эти способности, но также своего ближнего и Бога, смотри опыт, записанный выше (48); и один из последующих.

Вслед за тем я посмотрел вокруг и увидел рядом Лейбница и Вольфа, сосредоточенно слушавших доводы, выдвигаемые ангельским духом. При этом Лейбниц подошел и выразил свое одобрение и согласие; а Вольф отошел, и соглашаясь и не соглашаясь, так как ему не хватало внутренней силы суждения, бывшей у Лейбница.

Rambler's Top100